Мать Тереза под микроскопом истории | Первый творческий форум ЦРТП

Мать Тереза под микроскопом истории

Ксения Мутяк

Креатор
Регистрация
26 Июн 2016
Сообщения
112
Реакции
512
Данная статья не призвана оскорбить чьи-либо религиозные чувства, а только выражает личное мнение автора.

«Прямо мать Тереза!» - говорим мы о человеке, который не считаясь с собственными потерями готов помочь любому постороннему бедолаге, попавшему в беду. Словосочетание «мать Тереза» уже стало нарицательным. Считается, что мать Тереза (настоящее имя Агнес Боянджан) – образчик беззаветного служения библейской заповеди «Да возлюби ближнего своего, как самого себя». Имя знаменитой монахини-кармелитки нещадно эксплуатируется феминистками всего мира. Они по поводу и без тычут им в нос мужскому сообществу: вот, мол, какие женщины бывают, не то, что вы, мужло, только воевать горазды, недаром у вас в кумирах одни полководцы ходят…

Однако история уже неоднократно доказывала, что она дама капризная и своенравная. Но при этом продажная, как сотня проституток. По всему миру неоднократно с оглушительным грохотом рушились казавшиеся вот только что незыблемыми величественные статуи кумиров, и изумленная публика понимала, что король-то голый…

Ту или иную историческую личность или знаменательное в истории событие во все эпохи со всех ракурсов рассматривали в микроскопы. И порой обнаруживались такие подробности, от которых буквально выворачивало наизнанку, а на душу накатывала нешуточная тоска и падала вера в человечество. Да что там далеко ходить! Чай, уважаемый читатель, сами, без меня отыщете не один десяток подобных эпизодов как в истории своей страны, так и в общемировой.

Настоящая история матери Терезы ничем не отличается от сонма ей подобных. В интернете о ней выложено множество медово-слащавых сюжетов и ощущение такое, что они написаны под копирку. Авторы словно соревнуются в том, кто напишет больше хвалебных слов в адрес знаменитой монахини. Но мы с вами взрослые люди и знаем, что в жизни кроме белой существует еще и черная краска. И ее зачастую гораздо больше. Правда, ее не очень любят показывать миру. Так и тут – если покопаться, то можно найти множество интересных фактов, мягко говоря, упорно не желающих вписываться в светлый образ. Да и вообще у меня уже давно сложилось такое ощущение, что этот образ во много надуманный, искусственный.

В 2010-м году на окраине Рима было найдено изуродованное тело скандального португальского журналиста Алиенде Родриго Камонеса, который третий год упорно интересовался истинной биографией матери Терезы. Именно он раскопал некоторые нелицеприятные факты в биографии монахини. Не жалея сил он рвался в Ватикан за дальнейшей информацией для своего расследования. В доступе ему, естественно, было отказано и буквально через несколько дней полиция обнаружила его тело. Следствие велось серьезно, и ниточки вели как раз к собору св. Петра, но тут вдруг как-то очень кстати для «заинтересованных лиц» разразился оставшийся малозаметным широкой публике, но оттого не менее жуткий коррупционный скандал и некоторые высокопоставленные начальники полицейского ведомства Италии слетели со своих постов. Тут не нужно быто пророком, чтобы понять, что эти «лица» сидели (а может, и сейчас сидят) в Ватикане. Для всего цивилизованного мира уже давно не секрет, что если церковные иерархи любой конфессии что-то агрессивно скрывают, значит, за этим кроется какая-то нехорошая тайна…

Но оставим различные конспирологические теории и попристальнее вглядимся в образ матери Терезы. Что же он из себя представлял?

Она родилась в 1910 году в Юскюпе (ныне – Скопье). Когда девочке было 9 лет, умер ее отец – весьма преуспевающий предприниматель, владелец строительной фирмы. Все его состояние перешло матери – истово верующей католичке, по мнению критически настроенных исследователей, слегка повернутой на религиозных темах. В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что мамаша буквально в одночасье растрясла «на нужды церкви и нуждающихся» все отцовские денежки и погрузила семью, где кроме Агнес, было еще две девочки 7 и 6 лет в откровенную бедность. Тем не менее вместо работы мать чуть ли не ежедневно ходила в местный костел и упорно таскала с собой девчонок. Видимо, ждала, что бог с неба им богатство спустит. Неудивительно, что Агнес в 12 лет сбежала из дома и нашла приют в местном женском монастыре кармелиток. Правда, настоятельница монастыря настояла на том, чтобы девочка все-таки окончила школу и потом, уже повзрослев, сама решила, быть ей монашкой или нет. Все это время девушка прожила при монастыре, куда вскорости, совершенно обнищав, перебрались ее мать и сестры. Но в более поздние времена эта версия приобщения юной послушницы к лону церкви апологетами монахини была малость подправлена: принято считать, что девочка сама мечтала о монашеском постриге. В 12 лет. Вдоволь наглядевшись на финты чокнутой на религии мамаши. В стране, где по сей день жители являются католиками лишь формально. Вы в это верите?

Нет смысла пересказывать всю биографию нашей героини, благо, что источников сколько угодно, любой желающий найдет. Я заострил внимание на ранних годах Терезы только для того, чтобы читатель понял, с какой путевкой она вышла во взрослую жизнь.

«Высочайше утвержденная версия» деятельности матери Терезы (это имя она получила при крещении в 1931 году) утверждает, что монахиня совершенно бескорыстно, за свой счет ездила по миру и помогала страждущим. Была направлена в Калькутту, где преподавала в католической школе святой Марии. В 1946 году она получила из Ватикана разрешение основать общину «Сестры-миссионерки Любви», целью которой провозглашалась помощь страдающим людям. Окончательно сия организация заработала через четыре года (интересно, какого черта столько времени резину тянули?), в 1950-м. Лозунг этой конторы был: «Заботиться о беднейших из бедных!» Мать Тереза вместе со своими духовными сестрами самолично помогала несчастным, кормя их с ложечки, выбирая вшей и других паразитов, а так же перевязывая гниющие раны и молитвенным напутствием сопровождая на тот свет.

Как там у Сименона: «Судья не солгал, так как судьи не умеют лгать. Он просто не сказал всей правды». Вот-вот. В нашем случае все обстоит так же. Общеизвестные факты деятельности матери Терезы вовсе не ложь. Но и далеко не вся правда. Она как айсберг, две трети которого скрыты под водой.

Мать Тереза отметилась при всех мало-мальски значимых событиях, которые сопровождаются людскими страданиями: эпидемии, землетрясения, голод. Да, она шептала слова утешения и призывала молиться (кстати, интересно, на каком языке? Многие ли понимали, что она там бормочет?), купала осиротевших детей, убирала горшки из-под лежачих больных. Безусловно, за такие деяния она заслуживает похвалы. Но вот остальное…

Профессиональные медики из организации «Врачи без границ» (тогда это было еще гуманитарной организацией, а не то, что мы сейчас с ужасом об этой полумафиозной шараге узнаем) жаловались, что в учреждения «Сестер-миссионерок» их не подпускали на пушечный выстрел, а те, кому все же удавалось туда проникнуть, рассказывали такое…

«Больные – и заразные, и роженицы, и дети, и асоциальные личности – лежали вперемешку в одном большом зале на полу на матрасах или в гамаках – описывал обстановку английский врач Кларк Лаудон – Ни о какой антисептике даже речи не шло. Я лично видел мечущегося в лихорадке больного с вирусной пневмонией рядом с ослабленным ребенком с запущенным авитаминозом. Все больные – и мужчины и женщины – обриты наголо (для индийской женщины быть обритой налысо – несмываемый позор – Э. Р.) – так они со вшами боролись, иных средств, в изобилии имевшихся в их распоряжении, монахини не признавали. Говорили, что это не от Бога. Допускалось единственное лекарство – аспирин – который «сестры» давали всем подряд, несмотря на явное наличие противопоказаний. Иногда, как в средневековье, применялось кровопускание, при этом иглы промывались в воде из местных водоемов и использовались повторно. Я протестовал против такого варварства, говорил, что многих из умирающих можно спасти современными средствами медицины, например, антибиотиками, инфузиями лекарственных растворов, переливанием крови, но мне было довольно резко сказано, что меня никто тут насильно не держит, и если я хочу помочь «сестрам», то я не должен обсуждать их действия и спорить с ними…». Проще говоря: не нравится, как мы тут лечим – проваливай, докторишка сраный, ишь, вздумал святым монахиням указывать…

И таких людей, как доктор Лаудон, было много и далеко не все они специалисты от медицины – было достаточно и простых волонтеров, наивно поверивших, что «Сестры-миссионерки» занимаются благим делом. Многие оставили письменные воспоминания, часть из которых, несмотря на поднявшийся вой из Ватикана, все же успел опубликовать несчастный Камонес. Но в то время голосов этих людей так никто и не услышал, зато «святую женщину» громогласно превозносили на каждом углу. Ведь не секрет, что в нашем несовершенном обществе сплошь и рядом правы оказываются не те, кто правы, а те, у кого глотка луженая. Да и понятие «пиар» не вчера придумано. По части пиара ватиканские заправилы давным-давно собаку съели. Достаточно того, что благодаря деятельности церковных пиарщиков уже к началу 70-х храмы «сестер» действуют в 121 стране мира, количество монахинь вырастает до 5 тысяч, а количество волонтеров зашкалило за 40 тысяч. Отличное подспорье в виде бесплатной рабсилы для тех мест, куда вольнонаемного на аркане не затащишь. Лозунговщина – это ведь не советское изобретение.

А уж за иные высказывания мать Терезу впору к стенке поставить и скомандовать «Пли!»

«Есть что-то прекрасное в том, как бедняки принимают свою долю, как страдают, словно Иисус на кресте». (Из интервью американским СМИ, 1981 год).

Зашибись! Человеческие страдания для нее, оказывается, прекрасны! И слово с делом не расходилось: в «больницах» «Сестер-миссионерок» слово «анестезия» было чуть ли не запретным. Да, иногда была нужда в проведении хирургических операций – можно представить, как «прекрасно» чувствовали себя бедолаги, которых оперировали «на живую». Про то, как их оперировали, я вообще думать боюсь – вряд ли тамошние хирургини знали, с какой стороны скальпель держать. Если, конечно, скальпели там вообще были и их не заменяли ржавые кухонные ножи…

«СПИД – заслуженное Божье наказание за плотские утехи!» (по вопросу о запрещении презервативов).

Еще круче! Раз презервативы способны защитить от СПИДа, то запретить их к чертям! Это уже не знаешь, как комментировать, никаких слов нет, одни буквы остались, да и те от матюгов… Про женские контрацептивы «мать» отчего-то помалкивала.

«Сестер» главным образом заботило обращение умирающих в католичество. При этом мнения человека не спрашивали. Да и обряд крещения выглядел донельзя примитивно: достаточно было на лоб положить мокрую тряпку, смоченную в воде из ближайшего болота и пробормотать молитву – все, ты католик. То, что человек, возможно, без сознания, никого не интересовало. «Святая вода» из местных грязных водоемов производилась не менее примитивным путем: на пару секунд опустил серебряный крестик в вонючую мутноватую жидкость – все, вода святая и ее пить можно, не рискуя заразиться. И пили. А о том, что серебро для мало-мальски приличной дезинфекции надо держать в воде определенное время, при этом соблюдая химические пропорции, у неграмотных в этом плане монахинь ума не хватало подумать. При этом на цисты простейших и личинки червей-паразитов серебро не действует вообще. Но кто бы объяснил это…

В той же Калькутте монахинями был создан один из первых хосписов, незатейливо названный «Дом Смерти». Название, конечно, супер, что и говорить, так и вселяет уверенность… Смысл создания этого учреждения такой же, как и у всех остальных хосписов – помочь неизлечимому больному с миром и без мучений перебраться в мир иной. По словам матери Терезы « чтобы люди, всю жизнь жившие, как животные, умерли, как ангелы, окруженные любовью». Как своеобразно проявлялась «любовь» у ее последовательниц, мы уже знаем: по словам посетивших это заведение волонтеров больные жутко стонали и корчились, но никто не облегчал их мучений. Ибо по словам той же матери Терезы «искупляющие грехи жизни мучения все же лучше адского пламени, это облегчает путь к жизни на небесах, это как поцелуй Иисуса». М-да, однако… Отчего-то мне сердце вещует, что учитывая диагностические таланты «Сестер-миссионерок» в «Дом Смерти» могли попадать и вполне излечимые больные.

Ни разу нигде «Сестры-миссионерки» не были замечены в районах локальных конфликтов. А ведь там каждая пара рук на вес золота и работы завались! Но нет, никто из монахинь организации даже носа не показывал там, где стреляют и убивают. Страшно, наверное. А возможно, понимали, что за их методики озверевшее от войны население их живьем в землю закопает...

В уставе организации по сей день ясно сказано: оказывать «помощь милосердия» всем людям, независимо от национальности, вероисповедания, расы, территориальной принадлежности, и прочая, и прочая, и прочая… А вот как это положение порой выполнялось на практике.

26 июля 1963 года в родном городе матери Терезы, в Скопье, случилось землетрясение с огромным количеством человеческих жертв и колоссальным материальным ущербом. Ни сама мать Тереза, ни одна из ее монахинь даже носа не показали туда. Ее участие ограничилось благословением на кинопленке для сотрудников американского военного госпиталя, которые отправлялись туда. Кстати, ни единого медяка из фонда организации она не дала (а денежки, как вы позже убедитесь, водились, и немалые). Янкесы поступили по своему всегдашнему обыкновению. В пострадавшем городе они проторчали 15 дней, из которых целых 5 они разворачивали госпиталь, 5 чем-то там занимались, в изобилии устраивая фотосессии (горожане, похоже, так и не поняли, какого дьявола америкашки тут вообще отираются), а еще 5 – сворачивались. С тем и отбыли, а потом «весь цивилизованный мир» узнал, что американские герои пахали аки взбесившийся трактор, спасая пострадавших жителей. Про поистине мужественную и самоотверженную многомесячную работу советских медиков, среди которых был в молодости один из моих преподавателей, доцент кафедры медицины катастроф подполковник военно-медицинской службы в отставке Ильюшков Иван Николаевич (мир его праху!), рассказавший нам, студентам, эту историю, даже сейчас мало кто знает.

А вот еще один случай. По словам «матери» «Сестры-миссионерки» кормят в Калькутте ежедневно более тысячи человек. В этот благородный процесс были задействованы всего три армейские полевые кухни. Как по-вашему, можно такими силами накормить тысячу голодных ртов? И еще. Кормили не всех, да-да, не всех, а только тех, кто предъявлял продуктовые карточки. А выдавали их сами «сестры», но только тем, кто принял католическую веру. То есть голодающим индуистам или мусульманам (которых в Индии тоже достаточно) предлагалось подыхать с голодухи в канаве. Вранья, короче, хватало, причем настолько неприкрытого и наглого, что местная полиция, не отличающаяся особым профессионализмом, без труда разоблачала его. Так же оказались ложью громогласные слова «матери» о наличии нескольких школ на пять тысяч детей. Властям сумели предъявить лишь одну, основанную в год приезда матери Терезы в Калькутту; и рассчитана она была всего на сотню учеников. Брехней оказалось и то, что монахини собирают по улицам калькуттскую бомжоту и определяют в приюты. Ни одного приюта так и не нашли, а приписанные «сестрам» как раз для этого санитарные машины куда-то исчезли. Зато нашли какие-то компрометирующие документы, якобы неоспоримо доказывающие причастность «сестер» к торговле детьми. Но не прошло и нескольких дней, как бумаги были выкрадены прямо из кабинета начальника калькуттской полиции, а самого его поспешили отправить в отставку. Зачем все эти танцы с бубнами, если это было враньем, а организация «Сестер-миссионерок» к тому времени заработала нешуточный авторитет? Значит, в тех документах было что-то разгромное?

А вот еще. В 1984 году в городе Бхопал на химическом заводе американской компании «Юнион Карбайд» из-за грубейших нарушений администрацией завода техники безопасности произошел взрыв емкости на 60 тысяч литров с химикатами. Пострадало 6 тысяч человек, из которых 400 погибли сразу, а 1000 – через несколько дней. Руководство выразилось в духе, что, конечно, жаль людей, но вот компенсировать мы не будем и семьям пострадавших ни копейки не заплатим. Грошей, мол, нетути, так что идите в задницу. Начались волнения и попытки взять штурмом административное здание. Полиция бездействовала. Но в это время черт принес мать Терезу, которая, не мудрствуя лукаво, объяснила, что это, мол, наказание Божье и ваше дело – терпеть и молиться. Сами виноваты, короче, неправильно живете. Каким-то образом ей удалось сбить накал страстей и уговорить работников разойтись по домам. За что ей руководством завода была уплачена кругленькая сумма: 5 млн долларов. Нет, официально, разумеется, не ей, а возглавляемой ею религиозной организации, но мы-то с вами взрослые люди…

Вот теперь мы плавно подошли к финансовой составляющей. Глупо думать, что «Сестры-миссионерки» обходились без денег, это просто физически невозможно, какие-то минимальные расходы все же нужны. Но как-то подозрительно быстро организация «сестер» разрослась как волосы на нестриженой башке и пустила корни на всех континентах, за исключением разве что Антарктиды – пингвины не поймут души монашеской прекрасных порывов, поклевать могут. Сформировался полноценный монашеский орден. Тут медным грошиком не обойдешься. Абсолютной правдой будет, если сказать, что «сестры» добывали бабки пожертвованиями. Но опять же – это не вся правда…

Как заметил римский император Веспасиан, деньги не пахнут. Они ведь такие красивые, говаривал позже российский зек-олигарх и какая разница, чьи они?

Например, 1,5 млн баксов пожертвовал Дювалье – диктатор Гаити, именем которого, судя по слухам, гаитяне до сих пор детей малых пугают. Как вы понимаете, не из своего кармана. Государство постаралось. «Нигде я не видела такой близости между бедняками и главой государства!» - то ли издеваясь, то ли строя из себя уже совершенную дуру, заявила «мать». Гаити до сих пор одна из беднейших стран мира, там каждая копейка на учете. Нищета, болезни и недоедание и сейчас бич этой многострадальной земли. Тереза не могла про это не знать. Тем не менее она со спокойной совестью приняла денежки и благополучно смылась как раз в тот момент, когда опомнившиеся госчиновники резонно спросили: у нас что, денег девать некуда, окромя как раздавать их всяким заезжим? Кстати, ее приезд обошелся казне еще в миллиончик вечнозеленых. Нехило так, верно?

Казна ордена пополнялась различными способами, «сестры» не брезговали ничем. Британский медиамагнат Роберт Максвелл спер у своих сотрудников 600 млн долларов из социального фонда и часть их отправил матери Терезе. Американский бизнесмен Чарльз Киттинг, этакий заокеанский Мавроди, присвоил чуть менее – «всего» 252 миллиона, и два из них отправил «сестрам». Когда его усадили на нары, мать Тереза просила прокурора Пола Терли отпустить «благодетеля» под залог. Мистер Терли оказался человеком невредным и согласился, но при условии, что залог внесет лично мать Тереза и при этом вернет сумму пожертвования в государственную казну. Наша героиня моментально растворилась в дали голубой и более никаких контактов с правосудием округа Колумбия, где и происходил процесс, не поддерживала.

Так же она подружилась с Индирой Ганди и попросила не проверять ее контору. Ганди как-то быстро согласилась, что негоже государству совать нос в дела столь уважаемого и авторитетного ордена и распорядилась прекратить в отношении учреждений ордена всяческие проверки. Кто как, а лично мне кажется, что госпожа Индира постаралась небескорыстно. До сих пор ходят упорные слухи, что «сестры» не стеснялись брать деньги у сицилийской мафии, у южноамериканских наркоторговцев и африканских террористов. Видимо, эти ребята рассчитывали на райскую жизнь опосля смерти. Прямо как наши «новые русские», блин…

Все же находились настырные журналисты, которые задавали Терезе неудобные вопросы из разряда откуда дровишки и куда они пошли. «Мать» вертелась, как уж на сковородке, а когда припирали к стенке, отвечала что-то вроде «спросите у Бога».

В вопросах пополнения финансов «мать» порой извращалась совсем уж экзотически. К примеру, заявившись в Албанию, она мило пообщалась с президентом-коммунистом Рамизом Алией, а потом возложила венок на могилу его предшественника Энвера Ходжи, который закрыл все храмы, священнослужителей казнил или заточил в тюрьмы. Но на святом престоле предпочли не заметить этот финт ушами. Главное, что денежки получены, а столь ли важно, от кого?

Если вы думаете, что все полученные деньги уходили на нужды «беднейших из бедных», то я искренне завидую вашему по-детски незамутненному взгляду на жизнь. Покойный Камонес раскопал, что на эти дела шло всего семь процентов пожертвований. А все остальное, в том числе и Нобелевская премия Терезы, полученная ею в 1979 году, ушло прямиком в казну Ватикана. За крышу надо платить. Но и себя «мать» не обижала. По миру она передвигалась исключительно частными самолетами или бизнес-классом. Вредный Камонес нашел несколько дорогих особняков, принадлежащих ей. Он предположил, что, возможно, она владела немалыми долями в оружейном бизнесе США, но проверить эту информацию не успел. Ее кортеж из дорогих машин всегда был окружен профессиональной охраной, которая, как известно, стоит недешево. Останавливалась она отчего-то не в храмах «сестер по вере», а в фешенебельных отелях, которые не каждому богатею по карману. Тут надо сделать ремарочку: нередко, путешествуя по миру, «мать» без зазрения совести принимала «благотворительные» услуги от администрации авиакомпаний, отелей и проч. Ну оно и понятно, не свои же деньги тратить, коли добрые люди дают!

С убеждениями у «матери» тоже было не все ладно. На словах она, как католичка, выступала против разводов и абортов, но в ряде случаев легко меняла свои взгляды, лишь бы ей за это заплатили. Она поддержала решение подруги Индиры о принудительном абортировании женщин из нищих семей. Правда, эта инициатива так и не превратилась в закон – из СССР грозно рыкнули, и Индира заткнулась – дружба с Кремлем оказалась важнее. А когда принцесса Диана развелась с Чарльзом, «мать» благословила развод, говоря, что так и надо, коли из семьи ушла любовь.

Логично было бы предположить, что людям в пострадавших от стихийных бедствий районах шарика прежде всего необходимы деньги. Молитва и вера – это, конечно, хорошо, да вот беда – с их помощью не отстроишь разрушенный землетрясением дом. Думаете, что «Сестры-миссионерки» потратили хоть медный грошик на то, чтобы отстроить бедняку его жалкую халупу? Да черта с два! Когда в 1993 году из-за землетрясения в штате Махараштра пять тысяч человек оказались на улице, орден не пожертвовал ломаного цента. Дома отстраивались другими благотворительными организациями, а Тереза лишь лихо позировала на фоне строек. Аналогично пострадавшие люди в Бхопале из 5 «лимонов» вечнозеленых не увидели даже занюханной долларовой бумажки.

До сих пор в точности неясно, сколько собиралось денег, кто их жертвовал, и как эти деньги тратились. Все финансовые операции ордена, все денежные транзакции были абслоютно непрозрачными для широкой публики, скрывались тщательнее денег колумбийских наркобаронов. Часть пропавших средств порой находили в оффшорах вроде Каймановых островов или Антигуа, но всякий раз Ватикан поднимал шум, и дело заминали.

Когда в силу возраста у Терезы начались проблемы со здоровьем, она отчего-то не захотела лечиться в одних из своих уже многочисленных к тому времени «центрах». Она предпочитала клиники США, Италии и Израиля. Постаревшая «святая» и тут не удержалась от лицемерия: заявила, что не может себе позволить операцию по удалению катаракты за 6,5 тыс. долл. в Питтсбурге, а через год прооперировалась в Нью-Йорке за 9 тыс. Видимо, когда приперло, деньги моментально нашлись или жаба душить перестала. Причем ни тогда, не во время проведенной позже операции на сердце, «мать» не пожелала почувствовать на себе «поцелуи Иисуса». Видимо, страдать от боли, подобно Иисусу, прекрасно для других, но не для нее, так как ни разу не отказалась от анестезии, причем на высшем уровне. Последние месяцы жизни она провела в реанимационной палате, напичканной самым современным оборудованием, о котором «клиенты» ее «Дома Смерти» даже не мечтали, и лечили ее не полуграмотные «Сестры-миссионерки», а профессиональные врачи.

5 сентября 1997 года мать Тереза скончалась. По правилам католицизма канонизация человека не может быть начата ранее, чем через пять лет после его смерти. И то не сразу, а при соблюдении определенной строгой процедуры, прописанной веками. Но, видимо, кардиналам на это правило было наплевать – надо же отблагодарить ловкую прохиндейку, принесшую столько денег в казну Ватикана! И процедура причисления к лику блаженных началась почти сразу. Окончательно Тереза стала святой лишь в 2016 году, когда понтифик Франциск торжественно объявил о ее канонизации.

Тут есть еще одна закавыка. Строгие правила канонизации требуют, чтобы причисляемый к лику святых человек прилюдно совершил чудо. Кардинальский совет собора св. Петра все же не мог столь же легко нарушить это положение – это было бы уже чересчур. Но если нельзя, но очень хочется…

Нашли какую-то индуску по имени Моника Бесра, у которой было диагностировано непонятное 17-см образование в животе. Якобы в годовщину смерти матери Терезы сестра женщины приложила к животу больной медальон, которым касались тела будущей святой в день похорон. Помолилась, и вскоре опухоль рассосалась. Но тут некстати вылез зловредный муж «исцелившейся» и обломал все планы: он нахально заявил, что у жены была вовсе не опухоль, а киста яичника, которая была прооперирована хирургами. И с наглым выражением азиатского лица предъявил соответствующие документы. Кардиналы, скрипя зубами от бешенства, решили отложить канонизацию до лучших времен, наверняка с теплотой вспоминая времена инквизиции.

Со временем нашли еще одного живчика по имени Марсилио Хаддата Андрино из Бразилии. По словам жены, он умирал от рака мозга. Стоило ей помолиться матери Терезе, как страждущий аки вспугнутая лань вскочил на ноги. Никаких документов того, что мужчина действительно чем-то таким болел, предоставлено не было, да и самого его никто спросить не посчитал нужным – супруги уже пять лет как были в разводе. Но это и неважно – разве могут апологеты собора св. Петра лгать? Короче, было бы желание…

Из дневника матери Терезы, обнародованного в 2007 году:
«Я чувствую себя потерянной. Господь не любит меня. Бог может не быть Богом. Возможно, его нет».
Итак, на наших глазах разрушился еще один феминистический миф. Прославленная «святая» оказалась обычной обманщицей, мошенницей и садисткой. По крайней мере мы, мужчины, избирая в кумиры полководцев, не перевираем все до такой степени, что черное становится белым. Мы четко знаем, кто наш кумир, чем он славен и бесславен и не пытаемся дурить голову наивной публике (ежели и пытаемся, то все же соблюдаем какие-то неписанные правила). Тут же, как мы видим, в ход пущено самое наглое, беспардонное и беспринципное вранье, не укладывающееся ни в какие рамки и переворачивающее все с ног на голову. Усомнившиеся в «истине, которую все знают», и сейчас подвергаются жесткой обструкции, а то и лишаются жизни, как покойный Камонес. Известный прием, эффективность которого на практике доказана доктором Геббельсом.

По разным оценкам «мать» Тереза заработала для католической церкви от пяти до десяти миллиардов долларов.

Источник:
 
Сверху Снизу