Искусство похуизма | Первый творческий форум ЦРТП

Искусство похуизма

Rokinrol

Модератор
Регистрация
26 Ноя 2016
Сообщения
257
Реакции
1351
Тонкое искусство забивать хуй

Нецензурный перевод статьи Марка Мэнсона "The subtle art of not giving a fuck".

Я в своей жизни забивал хуй на многих и многое. А также я НЕ забивал хуй на многих и многое. И решающую роль в итоге играло то, что я все–таки его забивал.

Я довольно часто слышу от людей о том, что путь к уверенности в себе и успеху заключается в простой человеческой способности — забить хуй. И, ведь, правда, мы зачастую восхищаемся сильнейшими, самыми уважаемыми людьми из тех, что мы знаем только за их способность забивать на многое. К примеру:

«О, гляди, Сьюзи опять работает в выходной, и ей похуй».

Или:

«Ты слышал, что Том назвал президента компании мудаком и все равно получил повышение? Охренеть, этому чуваку просто поебать».

Или:

«Джейсон просто встал и ушел со свидания с Синди через 20 минут. Он сказал, что не намерен больше слушать всю хуйню, которую она несет. Блин, да этому челу просто срать».

А много ли вы знаете людей, которые в определенный момент своей жизни забили хуй на все, и несмотря на это добились отличных результатов? Возможно, вы сами однажды его забили и, тем не менее, поднялись на невиданную доселе высоту своих возможностей? Что до меня, так я сам ушел со вполне приличной работы, пробыв там всего шесть недель. Я сказал своему боссу, что намерен начать свой бизнес по онлайн продаже советов для свиданий, что было довольно близко к понятию «забить хуй» в моей собственной иерархии «похуизма». Та же история была и с моим решением продать большинство своих вещей и переехать в Южную Америку. Мне стало до пизды? Абсолютно. Просто взял и сделал.

dontgiveafuck01.jpg

Ну что же, искусство забивать хуй может показаться вполне простым и понятным на первый взгляд, однако, это если копнуть поглубже выясняется, что это совершенно другая шаурма в целофанчике. Если честно, я понятия не имею, что это означает, но мне совершенно похуй. Шаурма — это пиздец как вкусно, так что просто оставим как есть.

Смысл в том, что большинство из нас проживают свою жизнь в борьбе, слишком часто заморачиваясь в ситуациях, когда оно того и не стоит вовсе. Мы заморачиваемся по поводу грубого кассира в магазине, который дал нам сдачу горстью мелочи. Мы заморачиваемся, когда отменяют серию нашего любимого сериала. Мы заморачиваемся, когда наши коллеги не удосуживаются спросить, как потрясно мы провели свои выходные. Мы заморачиваемся, когда утром идет дождь, а мы собирались на пробежку.

Мы никак не можем просто забить на все это хуй. Разбрасываемся своими чувствами, как семенами по весне. И для чего? С какой целью? Удобство? Комфорт? А может, чтобы услышать ебаную похвалу?

Вот в этом–то и вся проблема, друг мой.

Если нам постоянно не похуй, если мы выбираем не забивать хуй на многое, это значит мы чувствуем, будто каждую минуту нашей жизни мы просто обязаны быть счастливыми и довольными, вот когда жизнь нас наебывает.

И действительно, в тот момент, когда мы решим, что будем заморачиваться только в самых нужных для этого ситуациях, в этот самый момент наша жизнь станет в квадриллион раз проще.

Неудачи станут менее пугающими. Отказы менее болезненными. Неприятные необходимости станут более приятными, а неизбежные бутерброды с говном чуть более съедобными. Я вот о чем: если бы мы могли забивать хуй чаще, или не забивать только в реально хуевых ситуациях, вот тогда жизнь стала бы намного, блять, проще.

Мы не понимаем, что существует высшее искусство «забить хуй». Мы не просто рождаемся без навыка забивать хуй, на самом деле мы рождаемся именно для того, чтобы его не забивать. Вы же наверняка видели, как ребенок бьется в истерике из–за того, что у его шапочки не тот оттенок голубого? Вот я о чем. Да пошел он нахуй.

Развитие навыка «забить хуй», возможность контролировать и управлять этим навыком делает нас сильными и цельными. Годами и десятилетиями мы должны развивать и оттачивать навык «забить хуй». Вещи, на которые нам не поебать, должны с годами превращаться в марочные, так же как и самые дорогие вина; и также как вина, они должны откупориваться и подаваться только по особым случаям.

Возможно, это звучит просто, но на самом деле это не так. Большинство из нас жизнь засасывает в свои посредственные рутинные мелочи, навязанные абсолютно не имеющими смысла драмами.

Мы проживаем всю жизнь и умираем, всего лишь оставляя заметки на полях, вместо того, чтобы уверенно писать свою книгу; мы живем и умираем отвлеченные от реально важных целей рутинными неурядицами, которые высасывают из нас наши драгоценные нервы, так же как это делает Саша Грей во время групповухи.

Чувак, это ведь не жизнь. Так что давай просто забей хуй. Соберись, блять. И позволь мне показать тебе выход.

Тонкость №1: Забивать хуй не означает быть равнодушным, это означает чувствовать себя комфортно будучи не таким как все.

Большинство людей представляют себе навык «забить хуй» как блаженно–идеальное состояние равнодушия ко всему; абсолютный покой, который способен вынести любую бурю.

Это не совсем так. В равнодушии нет ничего достойного уважения или восхищения. Равнодушные люди слабы и напуганы; это и есть те самые лежебоки, отличающиеся бесполезным троллингом в интернетах. На самом же деле, равнодушные люди только притворяются равнодушными, потому что, по правде говоря, они наоборот слишком много заморачиваются по любому поводу. Они боятся всего мира и негативных последствий своего собственного выбора. Именно поэтому они его не делают. Они прячутся в серой бесчувственной яме, созданной ими же; полные жалости к себе, поглощенные только своей собственной персоной, вечно отвлекающие себя от этой злосчастной штуки, требующей от них времени и сил, которую мы и называем жизнь.

Недавно мою маму наебали: ее близкий друг украл у нее довольно приличную сумму денег. Если бы я был равнодушным, я бы пожал плечами, отпил бы очередной глоток мокко и скачал бы очередной сезон Прослушки. Извини, мам.

Я же напротив был возмущен. Я был взбешен. Я сказал: «Нет уж, пошло оно все к черту, мам. Мы обратимся к ёбаному адвокату и заставим этого мудака ответить за содеянное. Почему? Потому что мне похуй на него. Я разрушу жизнь этому придурку, если понадобится».

Это раскрывает первую тонкость искусства «забить хуй». Когда мы говорим, «Воу, берегись, этому Марку Мэнсону на все похуй», мы не имеем в виду, что Марка Мэнсона ничего не волнует, наоборот, мы имеем в виду, что Марку Мэнсону плевать на все невзгоды, которые могут встретиться на пути к его цели. Его не волнует, что то, что он считает правильным и достойным может бесить других людей. Мы имеем в виду, что Марк Мэнсон – это человек, способный писать о себе в третьем лице и использовать разные вариации слова «хуй» 127 раз в одной статье, просто потому что он считает, что так правильно. И ниипет.

И это достойно восхищения – нет, не я, тупица, — это чувство преодоления сложностей. Глядеть неудачам в лицо и демонстрировать им средний палец в ответ. Люди, забивающие хуй на сложности, на неудачи, на постороннее мнение или на то, что они нагадили пару раз в постель. Люди, которые просто посмеются над ситуацией и потом сделают так снова. Потому что они знают, что это правильно. Им известно, что это куда важнее их самих, их чувств, их гордыни, и даже их собственных нужд. Они забивают хуй не на все в жизни, они скорее забивают хуй на все неважное в жизни. Они хранят свои нервы для того, что действительно важно. Друзей. Семью. Цель. Шаурму. Ну, время от времени на пару тройку судебных исков. Именно потому, что они берегут свои нервы только для самых серьезных проблем, окружающим становится не похуй на них.

dontgiveafuck02.jpg

Тонкость № 2: Забить хуй на сложности; сначала нужно заморочиться по более серьезному поводу, чем сложности.

Эрик Хоффер однажды написал: «Человек склонен заниматься своими делами, когда они того стоят. Когда они того не стоят, человек забывает о своих делах, думая о чужих».

Проблема людей, которые раздают свои нервы, как мороженное в летнем лагере состоит в том, что нет у них ничего более достойного, чем бы стоило озадачиться.

Задумайтесь на секундочку. Стоите вы в магазине и видите бабульку, которая не жалея горла кричит и ругается с кассиром, не желающим принять тридцатицентовый купон. Почему ей не похуй на эту ситуацию? Ведь это же всего лишь 30 центов.

А я вам скажу почему. Скорее всего, у этой бабульки просто нет более важного занятия в жизни, чем сидеть дома и вырезать эти дешевые купоны по утрам. Она стара и одинока. Ее дети подонки, которые никогда ее не навещают. У нее уже 30 лет не было секса. Ее пенсии не хватает ни на что, и она, возможно, помрет в подгузнике, воображая, будто она в конфетном раю. Она даже пёрнуть не может без ощущений дикой боли в спине. И смотреть телек более 15 минут она тоже не в состоянии, так как все время засыпает или забывает сюжет.

Поэтому она вырезает купоны. Это все, что ей остается. День за днем. Это ее и только ее купоны. Это единственная причина для ее заморочек, потому что все остальное исчезло из ее жизни. И вот когда этот прыщавый 17–тилетний парнишка–кассир отказывается принять ее купон; когда он начинает отстаивать чистоту своей выручки в кассе, как рыцарь, что в былые времена отстаивал чистоту девы, вот тут можете быть уверены, наша бабулька обрушится на него, как халк и словесно размозжит его голову. Восемьдесят лет заморочек падут на него все разом как наказание, как мощнейший ливень упреков типа: «вот в наши времена!» и «раньше люди с большим уважением относились друг к другу» и подобных высказываний, от которых окружающим станет скучно до опиздения.

Если вы не можете забить хуй ни в одной ситуации, даже при таких банальных каждодневных неприятностях, как например: новая фотка вашей бывшей в Facebook, батарейка в пульте, которая опять села, упущенная возможность купить два средства для мытья рук по цене одного — так в вашей жизни и не произойдет ничего более серьезного, на что действительно нельзя было бы забить хуй. Вот, в этом–то и заключается ваша настоящая проблема. Не в отсутствии средства для мытья рук уж точно.

dontgiveafuck03.jpg

Нужно уметь тратить нервы на что–то стоящее в жизни. На самом деле не бывает ситуаций, когда нам просто похуй. А вопрос лишь в том, как мы умеем распределять свои нервы в разных ситуациях. В течение жизни нам дается крайне ограниченное количество нервов, поэтому нужно уметь распределять их с умом. Как поговаривал мой отец: «Нервы не растут на дереве, Марк, мой мальчик». Ну ок, ок. На самом деле он такого не говорил. Но, похуй, представим, что все–таки говорил. Суть в том, что эти нервы для начала нужно накопить, а уж потом инвестировать с умом. Нервы, они как бы произрастают в прекрасном саду, поэтому, если вы забьете хуй на уход за этим садом, он забьет хуй на вас и вы просрете все свои нервы.

Тонкость №3: Мы все обладаем ограниченным количеством «свободных нервов», поэтому тщательно следите за тем, на что и на кого вы их тратите.

Пока мы молоды, мы прямо таки пышем энергией. Все нам ново и потрясает сознание, и все кажется таким значимым. Поэтому мы тратим тонны нервов. Нам не похуй на все и на всех – на то, что люди говорят о нас, на то, перезвонит ли нам этот/эта симпатичный/ая мальчик/девочка, одинаковые ли носки мы сегодня надели, и какого цвета наши праздничные воздушные шары.

С возрастом мы становимся опытнее и начинаем замечать, что большинство из этих вещей довольно быстро превращаются в нечто ничтожно–незначительное. Мнение людей, которое было так важно для нас в прошлом, уже давным–давно потеряло свою значимость. Мы, наконец, нашли свою любовь, и все прошлые романтические неудачи почти забылись. Теперь мы понимаем насколько людям похуй на всякие второстепенные детали, и мы фокусируемся на том, чтобы делать больше для себя, а не для окружающих.

Естественным образом мы становимся более избирательными в вопросах похуизма и нервов. Именно это и зовется зрелостью. Классная штука, кстати, стоит попробовать. Зрелость – это состояние, когда вы научились заморачиваться по поводам, стоящих того. Как Банк Морланд сказал в одной из серий «Прослушки» (мне похуй, я до сих пор качаю ее с интернета) своему напарнику детективу Макналти: «Вот что происходит, когда ты не забил хуй на ситуацию, на которую не должен был забить хуй кое–кто другой».

Затем, с возрастом достигая старости кое–что еще меняется. Количество нашей энергии заметно уменьшается. Наш характер и наша личность укрепляется. Теперь мы отдаем себе отчет в том, какие мы есть на самом деле, и мы больше не желаем менять то, что казалось неизбежным раньше.

И, как ни странно, это дает нам свободу. Больше не нужно заморачиваться по любому поводу. Жизнь такая, какая она есть. Мы принимаем ее со всеми ее неурядицами. Мы осознаем, что не способны излечить рак, полететь на Луну или прижаться к сиськам Дженифер Энистон. И в этом нет ничего страшного. Жизнь–то продолжается. Теперь мы бережем свои заканчивающиеся нервы только для самого важного в жизни: для семьи, для лучших друзей, для игры в гольф. И к нашему удивлению, этого достаточно. Вот такое упрощение вещей и делает нас по–настоящему счастливыми.

dontgiveafuck04.jpg

Затем, много позже, мы просыпаемся, и волшебным образом оказывается, что мы стали старыми. И наша способность нервничать почти дошла до уровня небытия, также как и наши зубы и сексуальное влечение. На закате дней своих мы влачим то самое парадоксальное существование, при котором мы уже не способны переживать по серьезным поводам, вместо этого нам остается крошечное количество нервов, достаточное лишь для заморочек по банальным ежедневным поводам, которые, тем не менее, приобретают все более насущный характер: где пообедать, как записаться к ревматологу, чтобы подлечил суставы, как использовать тридцатицентовые скидки в супермаркете, и как бы не заснуть за рулем и не убить всех этих сирот на парковке. Ну, вы понимаете, всякие практичные вещи.

В конце концов, однажды, на своем смертном одре, окруженные людьми, на которых нам было не похуй, и парочкой тех, кому до сих пор не похуй на нас, мы тихонечко испустим дух и забьем последний хуй на все это. Сквозь всхлипы и угасающие сигналы сердечного ритма на мониторе, окруженные постепенно меркнувшим флуоресцентным светом, заключающим нас в божественный больничный нимб, мы тихо перенесемся в неизвестное и лишенное заморочек место.


Источник:
 
Сверху Снизу