Креативный класс. Люди, которые создают будущее (Ричард Флорида) | Первый творческий форум ЦРТП

Креативный класс. Люди, которые создают будущее (Ричард Флорида)

Людвик

Креатор
Регистрация
27 Дек 2015
Сообщения
119
Реакции
558
kreativniy_klass_r.florida.jpg

"Креативный класс" Ричарда Флориды - бестселлер для тех, для кого креативная деятельность является решающим фактором жизнедеятельности, - будь то в сфере культуры, образования, науки или бизнеса. В ней говорится о том, как представители творческих профессий формируют сегодня, по сути, новый общественный класс, который начинает определять не только развитие отдельных организаций, рост и процветание целых городов и регионов, но и мощь держав на мировой геополитической карте.

По мнению автора, знаменитого социолога Ричарда Флориды, в России 13 миллионов представителей креативного класса, что ставит нас на второе место в мире по абсолютному числу работников, занятых в креативных профессиях. Именно этот общественный ресурс может явиться стратегическим для развития российских территорий.

Факты, приведенные в книге, убедительно доказывают: капитал, а вслед за ним технологии и компании, все чаще перемещаются в места с большей концентрацией талантливых и креативных профессионалов. А городские и региональные власти оказываются в условиях реальной конкуренции за людей, определяющих будущее.

Оглавление
Часть первая: креативная эпоха
Глава 1. Трансформация повседневности
Глава 2. креативный этос
Глава 3. креативная экономика
Глава 4. креативный класс

Часть вторая: работа
Глава 5. машинный цех и парикмахерский салон
Глава 6. горизонтальный рынок труда
Глава 7. "профессионалы без галстука на работе"
Глава 8. управление креативностью
Глава 9. искривление времени

Часть третья: жизнь и досуг
Глава 10. опыт как образ жизни
Глава 11. большой морф (тирада)

Часть четвертая: сообщество
Глава 12. власть места
Глава 13. география креативности
Глава 14. технология, талант и толерантность 3 "Т" экономического развития
Глава 15. От социального капитала - к креативному капиталу
Глава 16. Создание креативного сообщества
Глава 17. взросление креативного класса

Цитаты:
Креативность стала ключевым фактором развития экономики и общества, и в этом истинная движущая сила всех процессов. Представители креативного класса выходят за привычные рамки, развиваются с рекордной скоростью и вдохновляют на это окружающих. Когда такие вдохновители участвуют в проекте, их присутствие побуждает остальных членов рабочей команды искать новые подходы и добиваться высоких целей.
Мы должны воспринимать себя как часть всей страны, а не как небольшую группу избранных. Нам придется выйти за рамки представлений о том, что инновации — это то, что делают ученые в своих лабораториях. Инновационный процесс происходит повсюду и чаще всего начинается с каких-то незначительных инициатив.
Радикальное отличие между креативным и другими классами заключается в том, за что они получают свои деньги. Представителям рабочего и обслуживающего класса платят, главным образом, за выполнение работы согласно плану, тогда как креативный класс зарабатывает деньги, проектируя и создавая что-то новое, и делает это с большей степенью автономии и гибкости, чем два другие класса.
Если для феодальной аристократии источником власти и классовой идентичности служил наследственный контроль над землей и населением, а для буржуазии - присущие её представителям «роли» коммерсантов и фабрикантов, то особенности креативного класса определены творческой функцией его членов. Поскольку креативность - это движущая сила экономического развития, креативный класс к настоящему времени занял в обществе доминирующее положение. Только уяснив себе феномен роста этого нового класса и его характерные ценности, мы будем в состоянии понять природу масштабных и на вид изолированных изменений в нашем обществе и более рационально планировать будущее.
Главная задача наших менеджеров, и моя тоже, — обеспечивать людям возможность реализовываться в компании в максимальной степени и даже больше, чем в любом другом месте. Мало привлечь творческих личностей, которые стремятся к самореализации, — важно создать для них подходящие условия.
Ключ к мотивации креативных людей состоит в том, чтобы обращаться с ними как «с де-факто волонтерами», связанными с компанией приверженностью ее целям и задачам и во многих случаях рассчитывающими на участие в управлении ею. Креативные работники хотят иметь свободу действий в вопросах графика и личного стиля работы, а также дресс-кода.
Смысл скалолазания, пеших прогулок и многих других видов активного отдыха, которым отдает предпочтение креативный класс, заключается в погружении в другой мир, бегстве от трудовых будней, исследовании и прочувствовании его при одновременном выполнении трудной и интересной задачи.
Чем более мобильным все становится, тем более решающим фактором становится место. Города — это не просто вместилище для умных людей, а благоприятная инфраструктура, в которой устанавливаются связи, создаются сети контактов и образуется принципиально новое их смешение. Самыми ценными характеристиками городов оказались не базовые услуги или экономические возможности, а объекты социально-бытовой инфраструктуры города, его доброжелательность и красота.
Креативность многогранна. Ее нельзя держать в шкатулке и доставать только на работе. Инновации в области высоких технологий невозможны без искусства и музыки. Все формы креативности дополняют друг друга.
В течение XX века креативный класс вырос в десять с лишним раз, с трёх миллионов человек до сегодняшнего уровня; только с 1980 года его численность более чем удвоилась. Приблизительно 15 миллионов специалистов, более 12% рабочей силы США, принадлежит к его суперкреативному ядру. Сегодня в США креативный класс численно превосходит традиционный рабочий класс, объединяющий тех, кто работает на производстве, в строительстве или на транспорте».
Отзывы:
Креаклы, или в полной версии креативный класс — люди, которые привносят новизну в окружающее их пространство, способны находить нестандартные, принципиально новые решения. Другое название для креативности — смекалка. Отличие воображения от креативности в том, что первое работает с уже известным, а второе изобретает что-то новое. Книга не ограничивает круг читателей и будет интересна многим. Она об инноваторах (нет, не сколковских учёных), придумщиках и о том, как использовать потенциал этих людей во благо развития бизнеса. Автор обсуждает вопросы дресс-кода, дизайна рабочего пространства, как управлять сотрудниками, как обращаться с ними как с людьми и мотивировать их, как запустить творческий потенциал сотрудников. К слову, креативность свойственна каждому человеку с раннего возраста, но люди теряют эту черту в детском саду или школе (часто из-за несовершенных методов обучения).

Приведу известный пример. Существует такая креативная профессия как траблшутер (сейчас на эту тему начинают появляться тренинги). Гонорары этих специалистов достигают немалых величин, словом, не зарплата приезжего дворника из Северного Чертаново. Они помогут найти решения для любой ситуации, даже безвыходной. К услугам траблшутеров обычно прибегают крупные компании и обеспеченные люди. Итак, корпорация производила кроссовки. Траблшутер был приглашен из-за воровства работающего на нем персонала Страна была бедной, и работали на производстве только местные, в том числе и охранники. Был предложен вариант производства правой и левой кроссовки на разных заводах, причем в разных странах.

Ричард Флорида выдвигает теорию, что движущей силой многих процессов является именно креативный класс. Их можно назвать ядром компании. Это те люди, который за короткое время достигли самого высокого роста качества, результативности и профессионального развития. Флорида считает, что креативный класс следует поощрять не деньгами, а карьерным ростом и партнерством, то есть к деньгам добавить моральное удовлетворение и общественное признание. Креативные люди разнообразны — раса, пол, сексуальная ориентация не имеют значения. «Креативность невозможна без разнообразия» — заявляет автор. Именно поэтому толерантные города и регионы экономически наиболее развиты. С этим можно согласиться.

Гейглеры (англ. Gayglers) — объединение геев, лесбиянок, бисексуалов и транссексуалов, работающих в компании Google;
Ньюглеры (англ. New Google) — новые сотрудники компании Google;
Байкглеры (люди, которые вместе ездят на работу на велосипедах = bikeglers.

Классовой сознательности, как у рабочего класса, у креативного нет. Но зато есть чувство сопричастности к бизнесу организации, а продуктом креативности будет инновация. По отношению к креативному классу средствами производства станут не капитал, природные ресурсы или труд, а знания и широкий кругозор. В кризисное время уровень безработицы среди креативного класса примерно в два раза ниже, чем среди синих воротничков. Всё больше появляется фрилансеров, работающих не по найму. Что победит: прежний коллективный договор с гарантиями занятости или новый, ориентированный на потребности и желания отдельного работника? Вопрос времени.

Если смотреть настолько широко, насколько предлагает Флорида, то можно рассматривать возможность создания регионов с более благоприятной и динамичной средой обитания, что заключается не в раздаче компаниям разных привилегий и налоговых льгот, а в формировании «человеческого климата» и привлечении людей с разнообразными талантами. Он предлагает недорогую реконструкцию центральных городских районов через вложение инвестиций в новые парки, зеленые зоны и велосипедные дорожки для улучшения жизни людей и повышение ее качества (что сейчас происходит в Москве). Всё это звучит как громкие лозунги, однако, в России тоже есть попытки создания таких кластеров. Из известных мне примеров: Сколково, Особая экономическая зона Дубна. И там и там что-то пошло не так. Несмотря на весь мой сарказм, считаю, что развитие таких зон принесет большую пользу. Креативная экономика основывается на переменах и скорости, которых так не хватает российским проектам. В Россию обязательно придёт в полной мере культура креативного класса и компании будут строить свои бизнесы на основе этих людей.

Описание существующих классов, которыми оперирует Флорида:

Креативный класс

Суперкреативное ядро

— профессии в области программирования и математики;

— профессии в области архитектуры и инженерного дела;

— профессии в области естествознания и социологии;

— профессии в области образования, профессиональной подготовки и би- блиотечного дела;

— профессии в области искусства, дизайна, развлечений, спорта и средств массовой информации.

Креативные профессионалы

— управленческие профессии;

— профессии в области бизнеса и финансов;

— профессии в области права;

— профессии в области здравоохранения (врачи и технические специалисты);

— руководящие профессии в области продаж и управления продажами.

Рабочий класс

— профессии в области строительства и добычи полезных ископаемых;

— профессии в области монтажных работ, технического обслуживания и ремонта;

— профессии в области промышленного производства;

— профессии в области транспорта и перевозок.

Обслуживающий класс

— профессии в области здравоохранения (младший медицинский персонал);

— профессии в области выпуска продовольственных товаров и продуктов общественного питания;

— профессии в области уборки и ухода за улицами и помещениями;

— профессии в области медицинского ухода и патронажной службы;

— рядовые профессии в области продаж и другие профессии в этой области;

— вспомогательные офисные и административные профессии;

— профессии в области социального обеспечения и общественной работы;

— профессии в области обеспечения безопасности.

Сельское хозяйство

— профессии в области земледелия, животноводства, рыбной ловли и лесничества.

Антон Касимов
"Креативный класс" раскрывает тему, которую можно обозначить как "постиндустриализм". Мир, в котором мы живем, существенно отличается от того мира, в котором мы жили еще совсем недавно. Подход Ричарда Флориды - социологический: он пытается понять, какие социальные группы сегодня вырываются вперед, занимают ведущие позиции, кто в этом новом мире является "законодателем моды" и лидером развития. Творчество, но и творчество, выходящее за пределы культуры: творчество в экономике, в бизнесе, в управлении городами, в политике... Сегодня креативность и инновации становятся все более актуальными: изменения, происходящие в мире, столь стремительны, что требуют от нас очень быстрого, точного, ситуативного творческого реагирования. Чтобы жить в этом мире, мы должны постоянно постигать новые правила игры, творить новую среду, постоянно создавать что-то новое.
Саша
Знать сейчас, что в мире существует определенный класс технических, научных специалистов, дизайнеров, художников, людей проявивших себя в образовании, искусстве, музыке и индустрии развлечений , т.е. тех, кто обладает творческим потенциалом и задают нормы сегодняшнего дня - не просто показатель собственной осведомленности (мол, я тоже читал Флориду), но и возможность осуществить анализ своего места в социальной структуре. Если движущей силой современного мира стала человеческая креативность, играющая ключевую роль в экономике и обществе, то знать по каким параметрам следует ее выделять, в чем собственно и заключается "креативнй этос" не так уж и бесполезно.

Новая культура предлагает собственный шаблон для возможности стать "базовой личностью", рожденной благодаря причудливому соединению ценностей буржуазии, типичных "яппи" 1980-х, основанной на бережливой "протестанской этике", и выражающейся в предпочтениях к работе в крупных корпорациях, к серым костюмам и посещению церкви. И либеральных ценностей богемы образца 60-х. Богемное и буржуазное переплелось странным образом. Притом, что как философски замечает автор: "сейчас трудно отличить профессора с чашечкой эспрессо от банкира с кружкой капуччино".

Однако, на выходе мы имеем индивидуалистов, не желающих подчиняться инструкциям и предписаниям и более того, организационным нормам, особенно, что касается места работы и ее графика. Для "креативного класса" характерна трансформация восприятия времени, потребность в особой среде, которая обеспечит возможность делать свою работу (создавать что-то новое) и одновременно предоставляет доступ к широкому кругу удобств и удовольствий для особого образа жизни. Город, в котором ты работаешь имеет значение! Потому как "креативный класс" зародился и расцвел в "обществе переживания", а для его представителей опыт "переживания события" намного важнее потребления товаров и услуг. "Креативный класс" осуществляет разворот к новому сектору в экономике предложений - к покупке опыта, он желает платить уже не за то, что кто-то сделает за него определенную работу (например, помоет машину), но за возможность(время) поучаствовать в серии запоминающихся мероприятий. Для них предвкушение реального переживания является даже более значимым, чем само переживание, что автор называет "воображаемым гедонизмом". И поэтому представители рабочего класса, получившие возможность в благоустроенной Америке кататься на моторной лодке, попивая пиво, не понимают представителя "креативного класса", который рядом, напрягая все свои силы, передвигается на каноэ, и получает от этого удовольствие. Ведь для последнего жить полной жизнью означает испытывать интенсивные, разносторонние и высококачественные впечатления. Выбирая активный спорт, роль участника, а не зрителя, отказ от алкоголя, потому что "жалко тратить время на восстановление", отдавая предпочтения уличной культуре, пестрой сети кафе и маленьким галереям представители "креативного класса" стараются почувствовать "пульс реальности". Кто же такие люди, выбирающие стиль жизни свободных агентов, выполняющих роль ключевых компетентов и тратящих все свои сбережения на переживания нового опыта в жизни - читать у Ричарда Фрориды!

Tatiana1226
Актуально, взвешенно, целостно
Книга удивила. Я приготовилась к очередной проповеди о том, что креативность это правильно и круто. А это оказалось продуманное и целостное исследование сильных и слабых сторон креативного класса. Автор сделал попытку системно отразить все возможности и связанные с креативным классом угрозу обществу.
Текст убедителен, читается легко, в меру иллюстрирован примерами и цифрами.
Рекомендую!
ТатНелюбина

Майндмэп:
kreativniy_klass_r.florida_mindmap.jpg
 

Zai4eg

Креатор
Регистрация
11 Июн 2016
Сообщения
147
Реакции
600
Взлеты и падения Ричарда Флориды

В прошлом году Ричард Флорида, один из самых известных урбанистов современности, издал новую книгу. В ней он пересматривает свои идеи о возможностях креативной экономики и роли креативного класса в росте благосостояния городов и признает, что во многом он заблуждался. В Америке это вызвало настоящий фурор. У нас в стране эта тема осталась без должного внимания, которого она, несомненно, заслуживает. Мы бы хотели исправить это и выразить свой взгляд на это событие.

В 2002 году в книге «The Rise of the Creative Class» Ричард Флорида, один из самых влиятельных урбанистов современности и известнейший исследователь городов в поствоенной Америке, выдвинул идею, что к росту благосостояния городов ведет увеличение креативного класса. Чтобы вдохнуть в умирающий промышленный город новую жизнь, надо сделать его таким местом, где бы хотела оставаться молодежь: создать крутые бары, художественные галереи, фестивали, многочисленные кафе. Чтобы молодежь хотела оставаться в городе, и городская экономика ожила, необходимо было сосредоточиться на «трех Т»: технологии, таланты и толерантность, привлекая предпринимателей и инноваторов, и заменяя устаревшие индустриальные структуры на новые типы экономических отношений.

Эти идеи много лет спустя казались муниципальным властям западных городов очевидными и вполне себе рабочими: городские центры перестраивались, в них проходили фестивали, выставки, музыкальные концерты, привлекающие толпы туристов, и, казалось бы, что Грааль экономического роста наконец-то найден. Но что-то пошло не так.

Спустя 15 лет, в вышедшей в прошлом 2017 году книге «The New Urban Crisis», Флорида признается, что ошибался практически во всем, что касается развития городов. Политика, направленная на рост креативной экономики, способствовала росту благосостояния тех, кто уже и так был богат, ничего не дав бедным и рабочему классу.

Те проблемы, от которых страдали центры городов, просто переместились на городские окраины. Креативный класс, по его словам, вызывает в городах тотальный рост неравенства: увеличение креативного класса вызывает рост цен на недвижимость и в целом повышение стоимости жизни. Ну а вытеснение промышленности и попытка ее замены в городах сервисной экономикой само стало проблемой, требующей новых решений.

«Я ни о чем не сожалею», говорит Флорида, и предлагает новые решения.

Во-первых, необходимо строить доступное жилье. Во-вторых, необходимо строительство новых дорог, которые бы соединяли города и территории, обеспечивая доступ к развитой городской инфраструктуре и более высокооплачиваемым рабочим местам в крупных городах. В-третьих, необходимо повышать уровень оплаты труда, учитывая стоимость жизни – и в целом способствовать увеличению среднего класса (здесь Флорида указывает на Америку и проблему размывания среднего класса). Необходимо, чтобы в этом принимало участие не только федеральное правительство, но и муниципальные власти крупных городов, корпорации, крупные девелоперы, поскольку в нынешнем кризисе все они находятся в одной лодке.

Надо сказать, что идеи Флориды распространились по всей планете. У всех на слуху города, которые провели модернизацию городской среды, и теперь привлекают огромные потоки туристов: Лион, Манчестер, Бильбао, Рур. В России такими городами попытались стать Пермь и Екатеринбург. Предпринимаются огромные усилия по реорганизации городской среды в других российских городах, и в это направление вкладываются значительные финансовые ресурсы, культивируются идеи о строительстве большого количества дорог между мегаполисами, малыми городами и сельскими территориями. Пока, к сожалению, без внятного анализа и понимания, какой эффект это даст.

И если Флорида заявляет о том, что для него как для исследователя наступает время переосмысления своих концепций о городском развитии, у нас в стране пока серьезный анализ не проводится.

В сущности, суть и направления исследовательского поиска Ричарда Флориды, прагматичны. Целью является поиск новых драйверов экономического роста. Он и сам размышляет о том, что мы имеем дело, похоже не с кризисом городов или городских окраин, как таковым, а дело гораздо серьезнее, и речь идет о кризисе существующей модели капитализма. При этом, сама эта экономическая модель, ее истоки, развитие, взаимосвязи между элементами, пока никак не обсуждается.

Фундаментальной ошибкой в рассуждениях Флориды в теории креативного класса было отсутствие описания экономической модели его функционирования, как и на чем он зарабатывает именно как элемент экономической системы в целом. В целом посыл был такой: это должно сработать, давайте попробуем, -и был проведен феноменальный социальный эксперимент, который еще должен быть осмыслен: возникли новые понятия, новые профессии, новые виды деятельности, изменились условия жизни тысяч людей.

В то же время, если учитывать теоретические наработки неокономики, теоретическая ошибка, сделанная Флоридой, становится понятной, и на наш взгляд, открывает новые возможности для переосмысления проблем, с которыми сегодня сталкиваются города.

Согласно нашей модели мировой экономики, существует несколько типов взаимодействия между развитыми и развивающимися странами: монокультурный, монокультурно-рентный, инвестиционный, кластерный, офшорный.

Если посмотреть на креативный класс как элемент экономической модели, то он работает и зарабатывает, и в целом может существовать, в рамках инвестиционного взаимодействия между богатыми странами (рынками), типа Америки или Европы, и сравнительно бедными, развивающимися странами (рынками). Флорида был прав в описании креативного класса: это деятели культуры, работники IT-индустрии, журналисты, дизайнеры, - образованные, путешествующие люди, задающие новые стандарты образа жизни и моды в различных областях. Они толерантны, коммуникабельны, и за счет этого понимают рынок и разбираются в потребностях потребителей в богатых странах. Эти знания позволяют обеспечивать широкую коммуникацию и сбыт товаров из бедных стран на их собственном богатом рынке. Иными словами, выступая качестве некой прослойки между рынками, потоками товаров, денег и рабочей силы.

В глобальном смысле новых источников роста не создается. Ресторанный бизнес, культура и искусство, строительство жилья, туризм сами по себе не являются теми направлениями и отраслями, которые способны генерировать новые возможности для повышения производительности труда, - а это и является необходимым источником экономического роста. Наоборот, они являются своеобразными ловушками для денег, объектами платежеспособного спроса. Соответственно, возможности экономики такого типа очень ограничены и сильно зависят от внешней конъюнктуры, а при ее ухудшении – вызывают тот самый рост неравенства и усиление проблем городских окраин.

Источник:
 

Кабум

Креатор
Регистрация
17 Июн 2016
Сообщения
138
Реакции
530
Как идеолог креативной экономики погубил современные мегаполисы

Журнал Jacobin рассказал о крахе идей Ричарда Флориды, одного из самых влиятельных урбанистов и создателей современных городских пространств. Полтора десятилетия назад Флорида своими идеями не только сформулировал понятие «хипстеров», но и перестроил экономическую структуру ключевых мировых городов. Оглядываясь на это наследие в своей новой книге «The New Urban Crisis», бывший предводитель креативной экономики признает собственное поражение.

Если вы живете в урбанизированном центре в Северной Америке, Великобритании или Австралии — это мир Ричарда Флориды. Пятнадцать лет назад он сформулировал понятие, названное им «креативные классы» — художники, хипстеры, работники техносферы — они стали основой растущей экономики в местах вроде калифорнийского Залива. Их толерантность, умение приспосабливаться и эксцентричность поглотила индустриальные производства, заменив их на рабочие места, привлекающие больше молодежи и, что важнее, больше инвестиций.

Наблюдения Флориды быстро сформировали базовый список ценностей современного урбанизма. Если стагнирующие города хотели выжить, им требовалось открывать крутые бары, уютные кофейни и творческие галереи, которые быстро привлекут молодых, образованных и толерантных резидентов. Алхимия, движущая такую креативную экономику, должна была перестроить городские пейзажи.

Но сегодня даже сам Флорида признает свою ошибку. Подъем креативного класса в местах вроде Нью-Йорка, Лондона и Сан-Франциско спровоцировал экономический рост, доступный и без того богатым. Последовало вытеснение бедняков и рабочего класса. Проблемы, когда-то поразившие города, просто перекинулись на пригороды.

Освобожденный креативный класс

Чтобы сформулировать свои идеи насчет креативного класса, Флорида обращался к необычным метрикам. Используя данные переписей, он собрал вместе сведения о роде деятельности, образовании, добавил фактор «крутости» (подсчитывался из числа молодых людей и качества ночной культуры) и, что самое странное, количество жителей-геев. Итогом стал так называемый «индекс богемы» — якобы он демонстрировал влияние определенной группы населения на экономический рост.

Флорида убеждал читателей, что все люди, изначально, креативные создания — но только треть населения зарабатывает этим на жизнь. В список участников креативных классов, как несложно догадаться, входят журналисты, университетские профессора, работники технологической индустрии, графические дизайнеры и художники. Почти все, кто не занят на производстве или в сфере услуг.

Именно креативные классы были выставлены нынешними обитателями городов, а также их будущей целью. Вместе с другими мыслителями, Флорида стал подлинным источником вдохновения для мэров, проектировщиков и архитекторов, которые сокращали автомобильное движение на улицах, строили велосипедные дорожки и приводили в порядок культурные заведения вроде театров и галерей.

Если отойти от инновационной риторики, финансового роста и предпринимательской атмосферы, в идеях Флориды отчетливо просвечивается что-то марксистское: люди изначально творческие создания и это является источником экономической ценности, а если они не могут пожинать плоды своей креативности, то становятся отчужденными.

Впрочем, тексты Флориды сужают человеческий потенциал. Теория о влиянии искусства и креативности лишь признает вклад этой составляющей в экономический рост. То, что он настойчиво твердит о толерантности, тоже имеет сугубо утилитарные цели: мы должны способствовать появлению разнообразных сообществ не просто из благих намерений, а ради стимулирования инноваций.

После 15 лет в действии, Флорида лишь констатирует, что эти планы разрушили урбанизированные центры. И тут все истории похожи: Лондон, Остин, Чикаго или города Залива. Когда богатые, молодые и (преимущественно) белые жители заново открыли для себя города, они лишь спровоцировали спекуляцию недвижимостью, скачок арендных ставок и массовый исход жителей. «Креативный класс» оказался просто богачами, или по крайней мере — образованными детьми богачей.

В 1979 Пьер Бурдье описывал явление, согласно которому высокий уровень потребления и производства искусства дал высшему классу иллюзию «социального полета» — ощущение, будто их вкусы и верования не привязаны к собственным классовым позициям, универсальны. Креативные классы западного мира преуспели в этом как никто другой.

За последние десятилетие Флорида все чаще отступал от прежнего оптимизма. Еще в 2005 он отметил один из побочных эффектов теории о креативных классах — небывалый разрыв доходов. Пока его работа продвигалась, «креативная экономика», созданная как цель для чего-то большего, превратилась в неотвратимую силу. Государству скорее пора её регулировать, чем поддерживать.

Последняя книга Флориды, «The New Urban Crisis», демонстрирует кульминацию его признания собственной неправоты. Он соглашается, что креативные классы просто отобрали в собственное распоряжение множество великих городов по всему миру, обрекая их на гибель. В результате крупнейшие мегаполисы, в которых живет всего 7% населения, генерируют до 40% общего экономического роста. Города-суперзвезды стали закрытыми обществами, чья легкая атмосфера сменилась улицами, захваченными Airbnb и пустующими летними домиками.

Внезапно обнаружилось, что наркотическая угроза и насилие перекинулись на пригороды. Как пишет сам Флорида, «это уже не просто кризис городов, это центральный кризис нашего времени». Его жертвы: пригороды, понятие урбанизации и даже сам капитализм в его нынешней форме.

У Флориды скромный список возможных решений. Они разнятся, от точечных предложений, вроде обеспечения более доступного жилья и увеличения инвестиций в инфраструктуру, улучшения оплаты труда в обслуживающей сфере, мыслитель переходит к более глобальным формулировкам. Среди таких, например, «глобальные усилия, нацеленные на построение более сильных, преуспевающих городов в уголках мира, переживающих быструю урбанизацию». Еще один вариант: «Усилить сообщества и поддержать местных лидеров ради построения их собственной экономики».

Но если раньше Флорида имел статус гуру, сейчас у него намного меньший запас влияния. Его диагноз кризисной ситуации, в которой очутился мир, не предлагает каких-то открытий. Он заменил свой бодрый тон, предвещающий бесконечный рост креативной экономики, на апокалиптические предсказания. Эту перемену стоит отметить, однако «креативная экономика» теперь живет сама по себе, без чьего-то стороннего управления.

Креативная экономика и её особенности

В книге «The Making of the English Working Class» экономист Эдвард Томпсон описывает, возможно слишком романтизированно, доиндустриальный мир британских мастеров-оружейников — по сути, они вели креативную, спонтанную и общинную жизнь. Рабочие пели и общались, наслаждаясь изобилием свободного времени. Монотонность и дисциплина индустриального производства прикончили это утопическое существование.

Двести лет спустя рабочий класс, как глобальное явление, фактически исчез. А креативная экономика вернула позиции, заменив собой индустриальную. При поддержке людей вроде Ричарда Флориды, города и штаты пытались использовать искусство в утилитарных целях — ради превращения людей в источник экономического роста. К примеру, в Бильбао все началось в 1997 году, когда власти приняли решение спасти умирающий индустриальный город с помощью музеев, галерей и арт-комплексов, способных привлечь толпы туристов.

Лейбористский парламент времен Тони Блэра был в буквальном смысле озабочен превращением фабрик в культурные заведения. На такой перестроечной волне, в период между 1998 и 2002, британское правительство обеспечило возникновение десятков арт-мест: от лондонского Tate Modern в здании бывшей электростанции до галереи BALTIC, расположенной в закрытом перемолочном цеху. А манчестерский Lowry Museum и ливерпульский Tate «въехали» в бывшие портовые доки.

Всюду полагали, что креативность заменит то, чем было раньше производство. Уже через несколько месяцев на бывших складских помещениях Манчестера появилась надпись «креативность города, выкованная на индустриальной революции». Сами же помещения стали принимать «корпоративные ивенты». Тогда же на конференции ООН по торговле и развитию появился блок «креативная экономика» с общей оценкой в $547 млрд.

Нужно ли говорить, что эти инициативы не избавили британские города от ключевых проблем. К примеру, концертный зал Sage в Гейтсхеде, построенный в 2004 году, стоит всего в паре кварталов от районов, население которых живет в за гранью нищеты.

Результат прошлогоднего голосования за выход из ЕС лишь показал, что подобные места не почувствовали ни обещанного экономического роста, ни увеличения толерантности. В том же Гейтсхеде за выход проголосовали 56%, а в Халле, который в 2013 официально именовали «культурной столицей», показатель достиг 68%. Искусство не принесло пользы.

Люди, у которых не было прочих богатств, с трудом зарабатывали на текстах или музыке. Музыкальная сцена, поющая музыку для рабочего класса поколением ранее — Joy Division, Pulp и даже The Beatles — сменилась аристократической надменностью Джеймса Бланта или Mumford and Sons. (Единственное исключение — грайм-направление, однако оно не получает широкого признания).

Как настаивает географ Дэвид Харви, главный переход современной городской экономики — смена управленчества на предпринимательский подход. Городские власти, ранее представлявшие услуги в форме вэлфера и возведения инфраструктуры, теперь позиционируют себя как глобальных распределителей капитала, туристов и образованных трудовых ресурсов.

Вера в спасительную силу креативности, которая поменяет ситуацию либо монументальными музеями или бородатыми хипстерами, это еще один симптом происходящей трансформации.

Ричард Флорида был прав, когда говорил, что «креативная экономика» — новый путь для всего мира. Но её развитие пошло не по запланированному им пути. Вместо того, чтобы открыть перед человечеством новую эру преуспевания, такая экономика просто иначе использовала элементы позднего капитализма — сделав их доступными для одних и усугубляя кризисное положение других.

Источник:
 
Сверху Снизу