Революция интернета и блокчейна | Первый творческий форум ЦРТП

Революция интернета и блокчейна

9вяткин

Креатор
Регистрация
14 Окт 2016
Сообщения
146
Реакции
662
Ранние успешные продукты

Ранними успешными продуктами во время революций интернета и блокчейна были те, что абстрагировали технические детали и предоставляли удобство ранним пользователям. Мы рассмотрим происхождение интернета и обсудим некоторые продукты, которые быстро обрели популярность на раннем этапе технологического цикла.

Что интересно, в ранние дни интернета крупные фирмы, включая Microsoft и Comcast, ошибочно считали, что будущее за телевидением и информационной магистралью – концепцией интерактивного смарт-ТВ, где можно осуществлять покупки из дома, взаимодействовать друг с другом посредством видеочатов, брать напрокат фильмы и т. д… то есть всё то, что сегодня мы делаем с помощью компьютера. Причиной такой дезориентации было то, что в то время компьютеры были мало распространены в сравнении с телевизорами, которые уже существовали более 60 лет и присутствовали в каждом доме. Кроме того, первая версия веба не предназначалась для масс, но требовала понимания Unix-систем и командных строк, и, по мнению AOL, создание сайтов и надежда на то, что люди их найдут, требовали «прыжка веры». Интернет был создан военными в эру Холодной войны как система коммуникации, устойчивая к ядерным атакам (ARPANET), а позже эта разработанная Управлением перспективных исследовательских проектов Минобороны США (DARPA) сеть служила платформой для обсуждения исследований и рецензирования в академических центрах. Большинство людей не осознавали, что информационная магистраль уже существует, только в её основе лежат компьютеры, и первыми успешными продуктами были те, что предоставляли массам простой и удобный способ доступа к новой технологии.


Mosaic – первый интернет-браузер в 1993 г.​

В начале 1990-х студент-стажёр Национального центра суперкомпьютерных приложений (NCSA) Марк Андриссен увидел потенциал в приобщении к интернету широкой публики и захотел создать более простой и удобный в пользовании браузер, позволяющий обычным пользователям ориентироваться в сети так же легко, как на своём персональном компьютере, – браузер Mosaic. В 1993-94 гг. число веб-сайтов начало расти от сотен до десятков тысяч, и Mosaic быстро стал самым популярным элементом веба, имея 3 млн пользователей. Можно утверждать, что браузер Mosaic способствовал освоению веба посредством отношения типа «курица и яйцо», так как он действительно открыл доступ к технологии интернета для масс. Позже Марк Андриссен создал Netscape (1994) – конкурентный интернет-браузер, только выпущенный частной коммерческой компаний. За 18 месяцев число пользователей Netscape достигло 38 млн, и первичное публичное предложение акций компании завершилось в рекордные сроки, дав ей статус самой быстрорастущей компании в истории и первой дотком-компании. Быстрый успех Netscape сразу же привлёк внимание Кремниевой долины и Уолл-стрит, что спровоцировало «большой взрыв интернета», с целым каскадом технологических стартапов, пытающихся последовать похожим путём.

В мире блокчейна первым приложением технологии был Биткойн (2008), и первая волна тоже состояла из технически подкованных пользователей. В ранние дни криптовалюты не существовало простого способа пользоваться Биткойном для широких масс. Затем в 2011 г. появилась Coinbase, решившая три главных проблемы: хранение, отправление/получение криптовалют и их обмен на фиатные деньги. Сделав криптовалюту более доступной для широкой аудитории, Coinbase быстро стала популярной точкой входа для криптоинвесторов, с 13 млн пользователей на конец 2017 г., что сделало её первым криптовалютным «единорогом». Успех Coinbase аналогичен Mosaic/Netscape в том смысле, что она сделала новую технологию более доступной для широких масс посредством удобного в пользовании продукта, устранив из владения криптовалютами технические сложности.

Yahoo (1995) – ещё один пример успешной компании, быстро ставшей популярной благодаря удобству, которое она предоставила первым интернет-пользователям при поиске важной информации. Когда новые веб-сайты стали появляться ежедневно, аспиранты Стэнфордского университета Джерри Янг и Дэвид Фило начали в качестве хобби собирать ссылки на свои любимые сайты и выкладывать их на сайте учебного заведения. Они и не подозревали, что их публичный каталог представляет огромную ценность для первых интернет-пользователей и быстро обретёт популярность благодаря сарафанному радио, так что ссылка на него даже появится в Netscape – популярнейшем браузере того времени.

Хотя общая поисковая система для транзакций разных блокчейнов, возможно, будет не так полезна обычным пользователям, очень удобной для ранних пользователей оказалась площадка, отслеживающая все существующие криптовалюты. Таким образом, в криптомире ближайший аналог раннего Yahoo – это CoinMarketCap, где пользователи легко могут найти самые популярные ссылки/криптовалюты. Запущенный в 2013 г. всего с 7 криптовалютами и парочкой бирж и рынков, сегодня сайт отслеживает больше 1600 криптовалют и 200 бирж, быстро став популярнейшим справочным сайтом для криптотрейдеров (согласно Alexa, CoinMarketCap – 174-й по посещениям сайт 2018 г., с 60 млн уникальных посетителей).

Итак, недостаточное раннее принятие и технические преграды скрывали потенциал интернета, недооценённый многими крупными компаниями, которые фокусировались на существующем телевизионном рынке. Ранние успешные продукты во время революций интернета и блокчейна – это первопроходцы, которые абстрагировали многие технические составляющие, предоставив первой волне пользователей удобный доступ к новой технологии.

Происхождение революционных компаний

Если оглянуться на революцию интернета, то основатели многих революционных компаний не обязательно изначально думали о бизнесе, но имели разное происхождение: любители, университетские исследователи, хакеры и бывшие сотрудники успешных компаний. Это не исчерпывающий список, но мы рассмотрим некоторые примеры.

Любители

Yahoo начинался как хобби – Джерри Янг и Дэвид Фило, в то время (1994) аспиранты Стэнфордского университета, в ранние дни веба собирали ссылки на новые сайты и обменивались ими. Открыв для себя Mosaic, первый веб-браузер, они увлеклись всемирной паутиной. В то время можно было за несколько часов посетить все существующие сайты, и каждый день появлялось несколько новых. Целью Джерри и Дэвида было найти лучшие сайты, отсортировать их по категориям и составить их список. Молва об их публичном каталоге сайтов быстро разошлась среди первых пользователей веба. Можно сказать, что первая версия Yahoo была не технологической компанией, а своего рода «списком почёта», но, тем не менее, имевшим огромную ценность благодаря собранию в одном месте сайтов, разбросанных по всей сети, что дало преимущество первопроходца в этом пространстве.


Виталик Бутерин в 2012 г. стал сооснователем Bitcoin Magazine​

Точно так же Виталик Бутерин, сооснователь и главный научный сотрудник Ethereum, начинал с написания постов в блоге о Биткойне, который предлагал 5 BTC за публикацию (в то время около $4). Он быстро увлёкся криптовалютой и писал для сайта, пока тот не закрылся из-за недостаточного внимания к Биткойну. Затем Виталик стал одним из основателей и основных авторов Bitcoin Magazine. Параллельно ему пришла идея выйти за рамки финансовых приложений Биткойна, в результате чего в 2013 г. он опубликовал whitepaper платформы Эфириум. Дальнейшая история всем известна.

Университетские исследователи


Ларри Пейдж и Сергей Брин, основатели Google​

Нередко университетские исследовательские проекты могут обернуться прорывными решениями в сравнении с существующими технологиями. В 1995 г. будущие основатели Google Ларри Пейдж и Сергей Брин, познакомившиеся в Стэнфордском университете, искали тему для диссертации. Они осознавали, что сеть построена на ссылках, соединяющих одну страницу с другой. В академическом мире, где исследовательские статьи часто строят свои аргументы на цитировании других авторитетных академических публикаций, значимость статьи можно оценить по числу ссылок на неё. Чем чаще цитируется статья, тем она авторитетнее. Вдохновившись этим, Ларри и Сергей создали самую мощную поисковую систему, ранжирующую веб-страницы на основе того, насколько значимыми их считает мир, превзошедшую все существующие поисковые системы, такие как Yahoo, Excite, Lycos, AltaVista и т. д. Они пытались решить интересные задачи и наткнулись на внушительные идеи. В мире блокчейна примеры проектов, вышедших из академических кругов, – Algorand (Массачусетский технологический институт – Сильвио Микали), The Oasis Team (Калифорнийский университет – Дон Сун), Thunder Core (Корнелл – Элен Ши и Рафаэль Пасс) и многие другие.

Хакерские каналы

Многие революционные идеи зародились в технологических сообществах, где люди делились хакерскими приёмами и новыми идеями. Где-то между 1997 и 1998 гг. Шон Фэннинг, создатель первого пирингового музыкального файлообменного интернет-сервиса Napster (позже вдохновившего BitTorrent), был приглашён в частный IRC-канал w00w00 – место встречи хакеров. w00w00 состоял из ребят, анонимно обменивавшихся хакерскими приёмами и позже создавших десятки технологических компаний, от WhatsApp до Arbor Networks. Блокчейн тоже начинался подобным образом, когда в 2008 г. некто под именем Сатоши Накамото отправил криптографическому списку рассылки академическую статью с предложением о разновидности цифровой наличности под названием Биткойн. Ещё один пример: в 2016 г. анонимный создатель под именем Том Элвис Джедусор (имя Волан-де-Морта из «Гарри Поттера») зарегистрировался в IRC-канале исследователей Биткойна и скинул документ под заголовком «Mimblewimble», где был описан радикально новый подход к блокчейну, который позже привёл к созданию проектов Grin и Beam.

Бывшие сотрудники успешных компаний


Пресловутая «мафия PayPal» и «мафия Coinbase»​

В случае интернет-революции оригинальная команда PayPal впоследствии создала некоторые из успешнейших компаний и инвестиционных фирм. В числе примеров Илон Маск и Tesla, Джереми Стопплмен и Yelp, Макс Левчин и Slide, а другие выходцы из PayPal приложили руку к основанию, финансированию или развитию таких популярных компаний, как LinkedIn, YouTube, Yammer, Palantir, Square и т. д., поэтому в технологическом сообществе часто говорят о «мафии PayPal», управляющей сегодня Кремниевой долиной. Точно так же в индустрии криптовалют и блокчейна бывшие сотрудники Coinbase создали важнейшие проекты и инвестиционные фирмы, такие как Litecoin, dYdX, Dharma, Polychain Capital, Scalar Capital и т. д. Ещё один пример – это основатели Ethereum, которые также в дальнейшем создали популярные блокчейн-проекты, такие как ConsenSys (Джозеф Любин), Cardano (Чарльз Хоскинсон), Parity и Polkadot (Гэвин Вуд). Ранние сотрудники успешных технологических компаний могут иметь существенное преимущество в виде непосредственного опыта масштабирования стартапа, сильной отраслевой сети и способности видеть новые потенциальные бизнес-модели в зарождающейся индустрии.

Источник:
 

9вяткин

Креатор
Регистрация
14 Окт 2016
Сообщения
146
Реакции
662
Вызовы в ранние дни

На ранней стадии новые технологии часто встречаются с вызовами в плане масштабируемости, издержек и образования, что ограничивает разработку прорывных приложений и массовое принятие. Однако эти проблемы, как правило, постепенно решаются, как мы видели на примере эволюции интернета, и подобного технологического прогресса следует ожидать и в случае блокчейна.

Масштабируемость и издержки

Несмотря на сегодняшний быстрый во всех смыслах интернет, в ранние дни интернет встречался с вызовами в плане масштабируемости и издержек. 7 августа 1996 г. интернет-сервис AOL не выдержал большого наплыва пользователей и «упал» на 19 часов. В то время американцы проводили онлайн всё больше времени, и AOL был крупнейшим в стране интернет-провайдером, наряду с такими конкурентами, как Prodigy, CompuServe и MSN. Сам интернет не упал, но доступ к нему был приостановлен, что было большой неприятностью для многих из тех, для кого веб-сёрфинг начал становиться частью повседневной жизни. Это напоминает то, что случилось в мире блокчейна в декабре 2017 г., когда из-за запуска CryptoKitties подскочил объём транзакций в блокчейне Эфириума, вызвав в сети «пробки». Большинство пользователей не могли дождаться прохождения своих транзакций, если только не заплатить высокую комиссию, что вызвало в сообществе замешательство и недовольство. Хотя после пробки в сети Эфириума многие осознали отсутствие масштабируемости у технологии блокчейна для обслуживания более сложных приложений, оба случая с недостаточной масштабируемостью в ранние дни интернета и блокчейна подтверждают, насколько важными стали для ранних пользователей эти технологии в считанные годы, и продемонстрировали необходимость в лучших решениях масштабируемости для поддержки растущей пользовательской базы и спроса.


Средняя скорость интернета и беспроводных мобильных телекоммуникаций в США​

Высокие сетевые комиссии и издержки запуска стартапа в ранние дни интернета и на текущей стадии индустрии блокчейна также похожи. Раньше для подключения к сети требовался модем и телефонная линия – провайдеры поддерживали сеть локальных модемов, связь с которыми осуществлялась посредством телефона. Самый популярный американский провайдер того времени AOL брал $9,95/месяц за 5 часов безлимитного доступа и $2,95 за каждый дополнительный час, что по сегодняшним меркам сильно ограниченно. Однако со временем появилось широкополосное соединение по DSL-технологиям, что увеличило скорость интернета, так что в 2014 г. она уже была в 200 раз больше, а стоимость – на 90% ниже, чем в 1999 г. Точно так же мы наблюдали увеличение скорости беспроводных мобильных телекоммуникаций, от менее чем 1 Мбит/с у технологии 2G до 25 Мбит/с в случае 4G, что сделало жизнеспособным и практичным использование на мобильных телефонах новых сервисов, таких как потоковая музыка и видео. Ограничения, связанные с масштабируемостью и издержками, постепенно устранялись, делая практичными и действенными более сложные приложения, требующие большей пропускной способности.


В мире блокчейна мы всё ещё находимся на ранней стадии цикла развития технологии, когда вызовы, связанные с масштабируемостью и издержками, препятствуют практичности более сложных приложений и большей пользовательской базе. Низкая масштабируемость означает, что разработчикам или пользователям нужно платить более высокие комиссии, чтобы обойти другие транзакции в очереди и сократить время ожидания. По состоянию на февраль 2019 г. средняя комиссия за транзакцию в Эфириуме составляла $0,13, но более сложные децентрализованные приложения, такие как ончейн-игры, могут быстро повысить комиссии. Хотя не обязательно все действия проводить ончейн, всё равно существует неотложная потребность в масштабировании блокчейна, чтобы он мог поддерживать растущее число децентрализованных приложений и повседневные транзакции (Visa обрабатывает 24 000 транзакций в секунду) могли обитать в одном реестре. Множество проектов работает над разными способами масштабировать скорость транзакций блокчейна, с разной долей уступок в плане масштабируемости, безопасности и децентрализации. После недавнего запуска мейннетов EOS и TRON (4000 и 750 транзакций/с соответственно) мы увидели в последние месяцы рост более сложных децентрализованных приложений, и мы ожидаем, что эта тенденция продолжится по мере появления лучше масштабируемых блокчейнов. В целом исследование различных решений масштабирования, таких как новаторские структуры данных (шардинг, Tangle, DAG, Coda и т. д.), решения второго уровня (сайдчейны, офчейны, хешированная блокировка по времени и т. д.) и более эффективные алгоритмы консенсуса (PoS, DPoS, Casper, Avalanche, Hashgraph и т. д.), постепенно увеличит пропускную способность и снизит транзакционные издержки в блокчейне, открыв путь для новых приложений и сервисов.


Сокращение издержек запуска стартапа в 1999-2010 гг.​

Кроме того, мы ожидаем, что издержки запуска блокчейн-стартапа также со временем сократятся. В случае революции интернета средние издержки на запуск стартапа также с годами существенно снизились, с $5 млн в 1999 г. до $50 тыс. в 2010 г. Первая волна снижения издержек была связана с появлением открытого кода (т. е. свободные от лицензий UNIX, веб-серверы и базы данных Oracle) и горизонтальных вычислений (т. е. отсутствие необходимости покупать дорогие серверы Sun и системы хранения данных EMC). Вторая волна снижения издержек была связана с созреванием облачных вычислений, популяризованных AWS, предоставляющей веб-хранилище (S3), вычислительные мощности (EC2) и способность увеличивать или уменьшать масштабы в зависимости от трафика (автомасштабирование) в облаке. Согласно Gartner, стартовые издержки корпоративной реализации блокчейн-концепции составляют $275 000 и могут доходить до нескольких миллионов долларов. В зависимости от блокчейна (Ethereum, NEO, EOS и т. д.), реализация простых децентрализованных приложений на публичном блокчейне может обойтись в $30-75 тыс. (здесь интересный анализ), и блокчейн-таланты сейчас в дефиците и обходятся дорого (в среднем $150 тыс.). Подобно эволюции интернета, можно ожидать снижения издержек на запуск блокчейн-проектов, по мере улучшения масштабируемости и снижения стоимости транзакций в блокчейне, появления новых полностековых корпоративных платформ (BaaS-хостинг – Kaleido, AWS, Azure, Oracle и т. д.), платформ для разработки (NoOps  –  Esprezzo), связующего ПО (Omnitude) и инструментов для разработчиков (Mist, Geth, Truffle, Remix и т. д.) и миграции в пространство блокчейна программистов.

Образование

Образование – важный движитель принятия новых технологий, снижающий барьеры входа и помогающий «преодолеть пропасть» (термин Джеффри Мура). До преодоления пропасти технология обычно рассматривается как нечто чуждое, а после – как безопасная для использования. В ранние дни интернета компания AOL наняла Ян Брандт в качестве вице-президента по маркетингу с задачей увеличить пользовательскую базу. В ходе исследования рынка она поняла, что люди не умеют пользоваться компьютером, когда «один человек взял компьютерную мышь и направил её на компьютер, как пульт управления», а значит, важно обратиться к самым основам. Рекламировать потребителям один онлайн-сервис как лучший, чем другой, было не настолько важно, как объяснить потребителям, что вообще такое онлайн-сервис. Маркетинговая стратегия AOL сводилась к тому, чтобы рассылать пробные диски, и результаты оказались необычайными – люди стали подписываться, расплачиваясь кредитными катами. AOL реинвестировала в эту стратегию столько, что диски были повсюду – в почтовых ящиках, как приложение к новым компьютерам, журналам, видеопрокату и т. д., так что было время, когда на 50% производимых в мире компакт-дисков присутствовал логотип AOL. Эта инициатива помогла компании перепрыгнуть конкурентов и за несколько лет увеличить пользовательскую базу с 200 тыс. до 25 млн. Кампания AOL – хороший пример успешной инициативы, способствовавшей принятию среди «менее технически подкованных» ранних пользователей благодаря активному снижению порога входа.

В криптовалютном мире мы видели много инициатив по образованию нового поколения пользователей криптовалюты и блокчейна, с большими конференциями, такими как Consensus, корпоративным образованием, предпринятым Deloitte и IBM, курсами для разработчиков, такими как ConsenSys Academy, и университетским образованием, как в случае Blockchain Education Network (ben). Многие компании также пробуют бесплатно раздавать токены или холодные кошельки посредством мероприятий или маркетинговых кампаний. Недавно Coinbase запустила программу криптовалютного обучения и заработка, предлагая вознаграждение в криптовалюте за прохождение образовательных курсов. На данный момент взаимодействие с блокчейном всё ещё сопряжено с определёнными трудностями и требует наличия определённых базовых знаний (приватные/публичные ключи, газ/транзакционные комиссии и т. д.) в сравнении с традиционными платёжными решениями, такими как Venmo или PayPal, не говоря уже о необратимых рисках, связанных с управлением ключами и транзакциями. Индустрия всё ещё находится на ранней стадии, встретив принятие лишь у 1% мирового населения, поэтому обучение широких масс криптовалютам, блокчейну и управлению ключами очень важно для её роста. Крупные компании вроде AOL и Coinbase имеют хорошие возможности для предоставления дополнительной мотивации в виде бесплатных пробных продуктов и криптовалют, чтобы активно способствовать снижению порога входа и росту принятия.

Блокчейн-индустрия за последние годы безусловно заметно продвинулась в решении задач, связанных с масштабируемостью, издержками и образованием. Хотя мы всё ещё находимся на ранней стадии технологического цикла, мы уверены, что блокчейн созреет подобно интернету, постепенно став более масштабируемым, доступным и практичным для массового принятия.

Новые концепции, методы оценки и выбор времени

Зарождающиеся технологии делают возможными новые концепции и бизнес-модели, которые ранее были невозможны или непрактичны. Для проверки этих новых концепций и бизнес-моделей часто требуется время, а для их оценки нужны новые методы. Как продемонстрировала нам интернет-революция, для успеха этих новых концепций и моделей на зарождающихся рынках важен правильный выбор времени.
Появление новых концепций


Новые концепции, появившиеся с развитием интернета и блокчейна​

Новые технологии обладают потенциалом создания новых концепций и бизнес-моделей, позволяющих возникать новым рынкам. Например, интернет позволил появиться таким концепциям, как неограниченный выбор (пример: магазин, где продаются книги со всего мира, – Amazon) или мгновенный доступ к зрелищам (пример: магазин, продающий фильмы со всего мира, – Netflix). Компании вроде Amazon и Netflix поняли, что ожидания потребителей меняются, и сосредоточились на изменении своих моделей для удовлетворения новых запросов. В числе других концепций поисковые системы, информация в реальном времени, мгновенный обмен сообщениями, соцсети, цифровая реклама и стриминг. Хотя сегодня мы воспринимаем многое из этого как само собой разумеющееся, многие из этих концепций начинали как идея, для проверки которой требовалось время. Например, в ранние дни интернета у Джеффа Безоса с самого начала была идея о «магазине всего», но она казалась ему слишком грандиозной, поэтому он решил сосредоточиться на продаже книг, чтобы проверить бизнес-модель «электронной коммерции». Книги были выбраны по той причине, что они были ближе всего к товару с относительно высокой прибыльностью, в случае которого покупатели знают, что получат. Как только Джефф Безос убедился, что бизнес-модель «электронной коммерции» жизнеспособна для книг, Amazon быстро расширилась в других направлениях.


Эволюция сферы развлечений с появлением новых технологий​

В мире блокчейна в конце 2017 г. с запуском CryptoKitties, где можно стать владельцем цифровых котят в блокчейне, появилась новая увлекательная концепция – «цифровая редкость». Полное право собственности на цифровой актив до блокчейна было неосуществимо, что выступало серьёзной проблемой, вынудившей традиционную сферу развлечений 30 лет назад изменить свою бизнес-модель. До интернета бизнес-модель сферы развлечений сильно зависела от продажи физической продукции, такой как CD, кассеты, грампластинки и DVD. С появлением интернета, новых файловых форматов, таких как MP3 и MP4, и пиринговых протоколов (1999) стало процветать пиратство, и файлы можно было бесплатно скачать в сети. Отсутствие цифровой защиты авторских прав и инструмента владения файлами вынудило традиционную сферу развлечений перейти на модель, ориентированную на опыт, знакомую нам сегодня по таким сервисам, как Blockbuster, Netflix и Spotify. Если бы технология блокчейна появилась на 10 лет раньше, возможно, мы сегодня потребляли бы цифровые медиа по-другому. В числе других новых концепций, появившихся благодаря блокчейну, неизменяемость, необратимость, криптовалюта, утилитарные токены, управляемый токенами реестр (TCR), децентрализованная финансовая система (DeFi) и децентрализованная автономная организация (DAO). Эти концепции сейчас исследуются многими увлекательными проектами, и время покажет их ценность для мира.

Новые методы оценки

Жизнеспособность новых бизнес-моделей вначале не всегда ясна. В ранние дни интернета многие компании начинали с бизнес-модели «paywall» (платный доступ), после чего перешли на рекламную модель, так как она оказалась рабочей. Бизнес-модель цифровой рекламы была обнаружена и популяризована в 1994 г. журналом Wired. В 1994 г. Wired перенёс свою традиционную рекламную модель на свою новую онлайн-версию (HotWired), что раньше никто не пробовал сделать. Что интересно, в ранний период веба сайтов было так мало, что людям даже нравилось кликать по рекламным баннерам, чтобы ознакомиться с другими страницами. Как только эта новая бизнес-модель доказала способность генерировать существенный доход, этим путём последовали многие компании, а особенно зарождающиеся поисковые системы, такие как Yahoo, которым до этого всё никак не удавалось найти способ монетизации. За 25 лет размер мирового рынка цифровой рекламы вырос от нуля до $270 млрд в 2018 г. (Statista).

В мире криптовалют мы видим интересные новые модели, связанные с экономикой токенов. Например, разработчики протоколов и утилитарных токенов могут получить прибыль, оставив себе часть изначально созданных токенов. Тогда доход зависит от изменений цены токенов, основанных на принятии, спросе и рыночных спекуляциях. Хотя эта модель имеет смысл с точки зрения децентрализации, где возможность прибыли для посредников устраняется или минимизируется, риски таких проектов достаточно высоки, поскольку их успех зависит исключительно от успеха их единожды созданных токенов, без возможности существенных изменений бизнес-модели после запуска. Другие новые интересные бизнес-модели придумали биржа Fcoin, попытавшаяся решить проблему ликвидности, вознаграждая торговлю токенами (модель «торговля – это майнинг»), вместо того чтобы брать комиссию, как большинство бирж, и соцсеть Steemit, вознаграждающая пользователей за создаваемый контент и позволяющая им получить долю в платформе под залог токенов. Будет интересно увидеть, какие ещё новые токены и бизнес-модели появятся в индустрии.

Мы также видим новые методы оценки криптовалют, такие как отношение сетевой стоимости к стоимости транзакций (NVT) (популяризовано Вилли Ву и Крисом Бурниске) или анализ UTXO (концепция Unchained Capital), ищущий корреляцию неизрасходованных выходов транзакций Биткойна и цены. Оба метода – интересные новые подходы к объяснению стоимости Биткойна во время медвежьих и бычьих рынков. Однако всё ещё остаётся много вопросов касаемо правильных способов оценки стоимости токенов протокола. Должна ли стоимость основываться на количестве децентрализованных приложений, построенных поверх блокчейна, и их соответствующей пользовательской базы? Или же она должна основываться на сумме предоставленных вычислительных ресурсов (например, газ в Эфириуме можно рассматривать как вычислительную мощность, предоставленную майнерами, или в случае FileCoin это объём памяти)? Поскольку мы находимся на ранней стадии революции блокчейна, пока не существует стандартизированных моделей оценки стоимости блокчейнов, децентрализованных приложений и криптовалют.

Тайминги


Интернет-революция: эволюция рынка, инфраструктуры и компаний​

Если взглянуть на развитие важнейших интернет-приложений, то первопроходцы новых технологий редко в долгосрочной перспективе доминируют в своей категории. Во многих случаях сегодня лидируют их подражатели: Google, а не AltaVista или Yahoo среди поисковых систем; Facebook, а не Friendster или MySpace среди соцсетей. В мире технологий итоговый успех новой идеи часто сильно зависит от времени. Чтобы стать первопроходцем, первый веб-браузер Mosaic своим успехом обязан удачно выбранному времени. В 1980-х только четыре американских университета имели достаточно федерального финансирования для эффективных разработок (суперкомпьютеры стоили $25 млн), и они создали NSFNET (сеть Национального фонда науки), послужившую основой для интернета. Быстрые компьютеры и интернет-соединение NCSA предоставили Марку Андриссену и другим исследователям идеальную позицию, чтобы поймать волну веба как раз перед началом её роста.

Даже замечательные идеи, кажущиеся революционными, могут не оправдать ожиданий, потому что лежащая в их основе технология или инфраструктура ещё недостаточно зрела, чтобы поддерживать их принятие и жизнеспособность. К примеру, в ранние дни интернета популярной идеей были потоковые медиа, в которых преуспела Broadcast.com (интернет-радиокомпания, созданная Марком Кубаном в 1995 г.), но другие компании, пытавшиеся в то время предоставлять видеосервисы, потерпели неудачу. Для взлёта YouTube (2004), случившегося почти 10 годами позже, понадобилось развитие широкополосного интернет-соединения в сочетании с распространением портативных и встроенных в мобильные телефоны видеокамер и уроками нарушения авторских прав фирмой Napster (первого пирингового файлообменного сервиса, закрытого из-за нарушений авторских прав). Facebook (2004) также правильно выбрал время, совпавшее с распространением смартфонов, сделавшим возможным более личный и уютный опыт использования интернета в любое время. Где были бы Instagram, Snapchat, Twitter, и Uber, если бы iPhone не положил начало смартфон-революции? Это было идеальное средство для использования соцсетей. Можно сказать, что соцсети стали популярны, потому что в то же время стали популярны смартфоны – они дополняли друг друга. В мире блокчейна массовое принятие децентрализованных приложений в значительной степени будет зависеть от зрелости технологии и инфраструктуры, делающей возможной жизнеспособность и масштабируемость. Некоторые идеи могут стать жизнеспособными и практичными уже в ближайшие годы, тогда как другим понадобится 5-10 лет.

Итак, новые технологии позволяют появляться новым концепциям и бизнес-моделям, которые важно оценивать с новых ракурсов, поскольку прежние методологии могут быть неприменимы. Для проверки многих таких новых концепций требуется время, а их принятие тесно связано с выбором подходящей поры.

 

9вяткин

Креатор
Регистрация
14 Окт 2016
Сообщения
146
Реакции
662
Чего ждать дальше?

Судя по всему, сейчас мы находимся там, где находился интернет в 1994 году. Интересно, что когда создатель Netscape Марк Андриссен в 1994 г. оказался в Кремниевой долине, он думал, что опоздал и всё пропустил, так как короткая рецессия 1990-91 гг. серьёзно ударила по отрасли. Текущее состояние развития блокчейна и криптовалют ближе всего к интернет-революции в 1994 г., когда были изобретены TCP/IP, HTML и FTP, что привело к появлению Netscape (1994) и намного позже Facebook (2004) и Airbnb (2008). В случае блокчейна мы всё ещё изобретаем структурные элементы и инструменты, позволяющие распределять вычисления, сохранять конфиденциальность, управлять идентичностью, масштабировать и т. д., – прорывных децентрализованных приложений стоит ждать в ближайшие годы.

Несмотря на негативное освещение криптовалютного рынка в прессе, индустрия всё ещё находится на ранней стадии, и пузырь возник преждевременно по следующим причинам: 1) токены позволили раннее вливание ликвидности, несмотря на то, что многие продукты и технологии ещё не были запущены; 2) мир сейчас намного более взаимосвязан благодаря интернету и соцсетям, что ускорило распространение ажиотажа и образование глобального пузыря, что раньше было невозможно. Однако с технологической точки зрения мы всё ещё находимся в фазе «созревания» цикла технологических волн Перес, и период «становления» ещё не начался, потому что предыдущее рыночное безумие не дало результатов, необходимых для достижения переломного момента, что включает «существенные улучшения инфраструктуры и воспроизводимые бизнес-модели, способные служить дорожной картой в период развёртывания» (см. эту замечательную статью Дэниела Хеймана).


Рост числа пользователей интернета и прогноз роста числа пользователей криптовалют​

Текущее пользовательское принятие криптовалют больше всего напоминает принятие интернета в 1994 г. Спустя 24 года более половины населения планеты ежедневно пользуются интернетом. Подобную траекторию роста можно ожидать и в криптовалютном пространстве, возможно, с более быстрыми темпами, так как в целом последние столетия новые технологии осваиваются быстрее. Например, электричеству понадобилось 46 лет, телефону – 35, телевидению – 14, а вебу – 7, чтобы достичь 25% проникновения на глобальном рынке. Таким образом, можно ожидать, что криптовалюты достигнут уровня принятия, соответствующего сегодняшнему принятию интернета, через 15 лет.

С точки зрения капитала, размеры средств, инвестированных во время революций интернета и блокчейна, также сильно различаются: в 1999 г. в американские интернет-стартапы вложено $35,6 млрд венчурного капитала (согласно CNN Money), а в блокчейн-компании мира в 2017 г. вложено $1 млрд венчурного капитала и ещё $5 млрд посредством ICO. На пике интернет-пузыря в 2000 г. капитализация рынка NASDAQ составляла $6,5 трлн (с поправкой на инфляцию), тогда как капитализация глобального рынка криптовалют в начале 2018 г. составляла $800 млрд. Несмотря на то что интернет-пузырь имел место только в США, а криптовалютный пузырь был глобальным, в первый было вложено больше капитала, потому что: 1) бычьему рынку интернета способствовал долгосрочный бычий рынок акций, так что Уолл-стрит и розничные инвесторы уже были «разогреты» для высокой прибыли с IPO доткомов; 2) большое количество капитала поступило из накопленного богатства беби-бумеров, которым уже было за 40, которые сами распоряжались своими пенсионными сбережениями и раньше никогда в жизни не сталкивались с экономическим кризисом. Криптовалютные инвесторы, напротив, преимущественно были миллениалами, имевшими меньше капитала, чем старшие поколения (миллениалы – 41%; поколение X –24%; беби-бумеры – 18%). Кроме того, сумма капитала, вложенного в криптовалюты институциональными инвесторами, была относительно небольшой и не включала участие стран с большим населением, таких как Китай и Индия.


Революция блокчейна: эволюция рынка, технологий и компаний​

С этой точки зрения, в ближайшие годы следует ожидать новых пузырей по мере обнаружения в децентрализованных приложениях «успешных и воспроизводимых бизнес-моделей», с притоком в индустрию больших сумм институционального капитала, подобно тому, что происходило во время революции интернета в 1999-2000 гг. Можно ожидать, что общая рыночная капитализация рано или поздно превысит $10 трлн, так как она будет включать токены протоколов (которые извлекают стоимость из децентрализованных приложений), токенизированные ценные бумаги, утилити-токены (если модель в будущем окажется жизнеспособной) и криптовалюты (как средство сбережения – где Биткойн может достичь капитализации $7,8 трлн, если станет эквивалентом цифрового золота).

Итак, мы всё ещё наблюдаем раннюю стадию технологического цикла блокчейна, подобно интернет-революции в 1994 г., и в ближайшие годы стоит ожидать новых рыночных циклов.

Чего ожидать дальше?

При текущем рыночном спаде индустрия криптовалют и блокчейна нуждается в успешных приложениях, способных вновь вселить уверенность в технологии. После схлопывания интернет-пузыря люди постепенно вновь начинали верить в интернет по мере того, как новая волна веб-стартапов стала находить точку опоры и успех Netflix и PayPal частично устранил неопределённость и плохие воспоминания. В мире криптовалют и блокчейна мы всё ещё находимся в поиске успешных приложений, способных доказать ценность технологии блокчейна и децентрализованных приложений и вернуть уверенность в индустрию. Один из видных лидеров в разработке децентрализованных приложений, основатель ConsenSys Джозеф Любин недавно заявил, что «если бы вы видели те перспективы на 2019 г., какие вижу я, вам пришлось бы надеть солнечные очки». Джозеф Любин убеждён, что будущее будет децентрализованным, тогда как другие фигуры вроде Джимми Сонга из Blockchain Capital сохраняют скептицизм насчёт использования децентрализованных приложений в ближайшие годы. Пока что «единороги» в индустрии – это централизованные компании с традиционными бизнес-моделями, зарабатывающие на самой криптовалютной экосистеме (Coinbase, Binance, Circle и Bitmain). Мы пока не увидели популярных децентрализованных приложений, которые бы потеснили традиционные компании.


Предшествующие и будущие фазы блокчейн-революции​

Мы сейчас переходим к пятой фазе эволюции блокчейна, где исследуется применение блокчейна в разных отраслях и решения по масштабируемости. В первой фазе (2009-2012) был запущен Биткойн как новый тип цифровой валюты и проверка концепции, и первыми пользователями были заядлые технари, криптографы и шифропанки, которые майнили криптовалюту и рекламировали её посредством различных рассылок и форумов bitcointalk.org, Reddit и т. д. Во время второй фазы (2013-2014), с ростом освещения в СМИ (хоть и часто негативного), начался рост инфраструктуры – биржи, кошельки, кастодиальные и платёжные решения. Третья фаза (2015-2017) больше фокусировалась на приложениях для реального мира, связанных с финансовым применением: денежные переводы, микроплатежи, международные платежи. С появлением смарт-контрактов на Эфириуме мы вошли в четвёртую фазу, где исследуются применения вне финансов. Убойным приложением в этой фазе стал новый способ привлечения средств – ICO. В пятой фазе мы ожидаем появления успешных dApp и применений, возвращения уверенности в технологии и усовершенствований масштабируемости блокчейнов, конфиденциальности, хранения данных, интероперабельности, кастодиальных решений и пользовательского опыта. Намного позже, в шестой фазе, мы ожидаем, что dApp смогут конкурировать с централизованными монополиями, такими как Dropbox, Facebook, YouTube, Airbnb и т. д., что позволит потребителям участвовать в цифровой экономике и получить в ней больше влияния.

Успешные dApp могут появиться не сразу, потому что экосистема децентрализованных приложений получила намного меньше капитала, чем протоколы. Во время интернет-пузыря большая часть капитального финансирования шла на разработку приложений (Yahoo, Netscape, eBay, Amazon и т. д.), тогда как разработчики протоколов (TCP/IP, HTML, FTP) не получали практически ничего, и последующими итерациями технологий часто занимались некоммерческие организации. Но в мире блокчейна мы наблюдали противоположное, когда большая часть капитала шла частным компаниям, занимавшимся разработкой протоколов (Ethereum, NEO, ICON, The Ontology Team и т. д.), и многие блокчейн-инструменты не имели доступа к капиталу ICO. Диспропорциональное финансирование может замедлить общее развитие и запуск децентрализованных приложений.


Преодоление пропасти – термин Джеффри Мура​

В целом, если говорить о глобальном принятии, то пользователи криптовалют и блокчейна всё ещё остаются в категории «новаторов», их 2,5%. Для сравнения, пользователей интернета порядка 4 млрд, что означает, что мы входим в фазу «позднего большинства». Следующий блокчейн-пузырь может положить начало фазе «ранних пользователей», а «пропасть» может быть преодолена с помощью крупных корпораций, ориентированных на потребителя (Starbucks, Facebook, Walmart и т. д.), и финансовых институтов (Fidelity, NASDAQ, Goldman Sachs и т. д.), которые уже начинают исследовать возможности и имеют сложившуюся пользовательскую базу и влияние на более традиционных игроков. К примеру, Facebook сейчас работает над решением, которое позволит осуществлять платежи стейблкойнами в мессенджере WhatsApp. Потенциал компании сделать сдвиг в финансовых услугах очень большой, учитывая более 200 млн пользователей и большую пользовательскую базу в Индии (лидирующей в денежных переводах – согласно Всемирному банку, в 2017 г. в Индию было переведено $69 млрд). Недавно мы также видели анонсы от Samsung и HTC, которые уже совершенствуют свои устройства и готовятся к новой волне принятия, внедряя криптовалютные кошельки в Galaxy S10 и Exodus.

Кроме того, мы увидели сдвиги настроений на институциональной стороне, в частности среди Гарвардского и Йельского университетов, Массачусетского технологического института и Дартмутского колледжа, которые начинают инвестировать к криптовалютное пространство, и недавно Cambridge Associates, ведущий пенсионный и инвестиционный консультант, начал рекомендовать своим клиентам долгосрочные инвестиции в цифровые активы. Более того, проект Bakkt, созданный Intercontinental Exchange (ICE), оператором нескольких глобальных бирж, включая Нью-Йоркскую фондовую биржу, недавно собрал у инвесторов свыше $182,5 млн, чтобы позволить потребителям и институтам покупать, продавать, хранить и тратить цифровые активы. Подобные инициативы будут способствовать глобальному принятию криптовалют на институциональной стороне и преодолению пропасти принятия.

Итак, мы всё ещё находимся на ранней стадии технологического цикла блокчейна, напоминающей 1994 г. в революции интернета, и следует ожидать новых пузырей с большим притоком капитала в экосистему dApp. Кроме того, в ближайшие годы мы ожидаем запуска большего числа dApp, некоторые из которых станут прорывными проектами, постепенно внушая всё большую уверенность в пространстве. Крупные корпорации и финансовые институты начинают всё активнее участвовать в пространстве и потенциально могут привести сюда большое число потребителей и инвесторов, что поможет преодолеть пропасть принятия и открыть двери для массового использования. Мы сохраняем бычьи взгляды на развитие отрасли и с нетерпением ждём, что нового появится в ближайшие годы.

 
Сверху Снизу